Изумрудный5 мой мир
Центровая Вам слово Потрещим Коротко о главном Комментарии

«Любовница или небо не знает фаворитов»

Любовница

«I try to see the good in life,
Good things in life are hard to find.
We'll blow it away, blow it away.
Can we make this something good
»

Жанр: Action, Angst,OOC
Рейтинг: R
Пейринг: КВМ
Дисклеймер

Пролог.

-Вот так! Только кулачок сильнее сжимай! – Пожилой мужчина зажал в морщинистой руке детскую ладошку. Девчушка улыбнулась и, гордо вздернув носик, ударила по напольной груше. -Умничка моя! – Дед потрепал малышку по голове. -Вот же старый дурак! – В дверях появилась полная женщина в цветастом фартуке. – Что же ты творишь, ирод?! Она же девочка, малявка еще совсем! Ей в куклы играть надо! -Цыц, Жанка! – Фыркнул мужчина. – Она не такая, как все! Она лучшая! И вырастет такой, что никто не посмеет ее обидеть! А ты повариха, вот и займись обедом! -Матери на тебя, Ленка, нет! Совсем испортит тебя этот мафиози старый! – Тяжело вздохнула женщина, поправляя футболку девчушки. -Ее мать алкоголичка, променявшая дочь на бутылку! – Рявкнул дед, ударив кулаком по столу. Потом грустно вздохнул и отошел к окну. – Впрочем и ее папаша, сынок мой ненаглядный…Слышать ничего о ней не хочет…Умотал за границу, завел себе кралю, предпочитая забыть о ребенке от этой пьянчушки. -Успокойся, Петр Никанорович! – Женщина всплеснула руками. – У Ленки есть ты и она счастливый ребенок! И ради Бога, прекрати гнать на ее мать! Ольга просто с ума сошла от горя, когда ее твой сын бросил. Она ж любила его…Безумно. Так нельзя…Это обреченная, больная любовь… - Мужчина резко обнял малышку. -Вот поэтому она у меня особенная! И не один мужчина никогда не посмеет ее обидеть! – Петр Никанорович поднял Лену на руки, она обвила тонкими ручками его шею. Взгляд зеленых глазок уперся в окно, а маленькие ладошки сжались в кулачки.

Часть 1

.

Глава 1. Учитель

«Она любит жёсткий секс,
Боится нежности.
Никому её тело
Не клянется в верности.

Ходит в кино одна,
И никогда не плачет.
Для неё слово "люблю"
Ничего не значит.»

-Класс, нале-ево! Три круга по залу и свободны. – Заорал Шальнов. Мы повернулись и, обреченно сопя, стали выполнять задание. Третий круг закончился, и народ рванул к раздевалкам. – Свободны, неучи! Кулемина! Загони мячи в подсобку! -Знаю я, КАКИЕ мячи она там в подсобке гоняет! – Фыркнула наша «жертва гламура» Полина Зеленова, отчего тут же нарвалась на мой пренебрежительный взгляд и несильный удар в спину от Лерки Новиковой. -Иди уже! А то огребешь! – Рявкнула Валерия, сверкая темными глазами, потом обернулась на меня и обворожительно улыбнулась. Я подмигнула ей и повернулась к физруку. -Хорошо, Алексей Николаевич! – Я пнула один из мячей и, зевнув, отправилась в подсобку. Убрав в коробку все мячи, я встала у окна и, достав из кармана пачку сигарет, закурила. Дым заблестел в свете солнца, перемешивающийся с пляшущими пылинками. -Опять дымишь? И так духота, дышать нечем! – Я тяжело выдохнула и повернулась. -Леш, не начинай! – Шальнов подошел вплотную и, забрав сигарету из моих рук, глубоко затянулся. Потом бычок щелчком был отправлен в окно, а Леша прижал меня к стене. – Дверь закрыл? -Паникуешь? – Ухмыльнулся он, лаская губами мою шею. Я откинула голову назад и хрипловато засмеялась. -Мне нечего бояться! Не меня директор попрет с позором за дикое совращение малышки-ученицы. – Шальнов зарычал и, задрав мою майку к горлу, прикусил сосок. – И не меня потом будет пилить жена… -Ты сегодня не в настроение? – Мои спортивные штаны поползли вниз по ногам, остановившись на коленях. – Расслабься, Лилит. (прим. одна из падших ангелов, ночная дьяволица) -Не называй меня так… - Фыркнула я, и, направляемая сильными руками, повернулась лицом к стене, наклоняясь. -Это твое настоящее имя… - Прошептал Шальнов, гладя мои бедра. – Дерзкая, непокорная, холодная…Настоящий демон, по ошибке родившейся ангелом. – Резкий толчок и я зарычала, блаженно закатив глаза. -Заткнись, Шальнов! – Он засмеялся и впился зубами в мое плечо, сжимая ладонями грудь. От накативших эмоций я стала оседать на пол и Леша, подхватив меня за живот, поставил на четвереньки. Я вскрикнула от соприкосновения разбитых коленей с полом и прогнулась в спине, сильнее ощущая его в себе. Последний толчки и я стиснула зубы, борясь с диким криком блаженства. Хлопнув меня по заду, Шальнов поднялся и стал поправлять одежду. -У тебя есть еще уроки? – Сладко потянувшись, спросил он. Я переползла на мат, надела штаны, и вытянулась во всю длину, снова закурив. -Да…Но на биологию я уже опоздала, потом еще химия. Хотел меня пригласить на обед? – Засмеялась я, прекрасно зная ответ. -Ты знаешь зачем я спрашиваю… - Отмахнулся мужчина. Я опять улыбнулась и, наконец, натянула футболку. – Сегодня в 3 в качалке. И не опаздывай, умоляю. -А что такое? – Издевательски засюсюкала я. -Теща…Чтоб ее… - Шальнов внимательно посмотрел на меня, я отвела глаза и, поднявшись, пошла к двери. Он схватил меня за руку и прижал к себе, пытаясь поцеловать. -Ой, Лех, прекрати! – Я толкнула его в грудь. – Прибереги свои слюни для любимой жены. – Не разворачиваясь, я вышла из подсобки. -Ты чего там? – Спросила Лерка, когда я плюхнулась за парту. Устало откинувшись на спинку стула, я прикрыла глаза и отмахнулась. -Да соревнования на носу, весь мозг с ними вынес! – Лера хмыкнула и сдвинула лямку моей майки, оголяя синеватый укус. -Лен… - Новикова поджала губы. – Мне не нравится это… -Лер, не лезь не в свое дело! – Слишком трудно все объяснить Лерке. Ее жизнь обычная, как у всех: школа, дом, папа, дискотеки, парни…Из этого у меня есть только школа и дом…Но дело не в том, что я жалею себя, считая какой-то ущербной…Нет. Просто в моей жизни есть еще некоторые тайны, о которых таким вот Леркам знать не стоит. -Как знаешь… - Фыркнула она и отвернулась, надув губы. – Ты обещала вчера позвонить. -У меня были дела. – Отрезала я, утыкаясь в тетрадь. Уверенным шагом я прошла в зал, разминая на ходу шею. Охранник приветливо махнул мне рукой и снова посуровел. В помещении было темно, свет горел только над рингом. Шальнов стоял у стены, потягивая ром из пузатого стакана. -Как учеба? – Прошептал он. -Дневник показать? – Я запрыгнула на стол, широко развела ноги согнутые в коленях и облокотилась на них руками. – Что сегодня? -Ну, не выпускай колючки, что ты такая агрессивная? Хоть бы раз… -У меня нет поводов для нежности… - Обрезала я. – Хотя…Если хочешь, то я притворюсь, что слово любовь для меня не просто сочетание случайных букв. -Какая же ты сука. Иди на ринг, разомнемся. – Леха поставил стакан и снял футболку. Я перелезла через канаты, вставая напротив него. Он сделал выпад, я увернулась, подсечка и я на земле. Взмах ногой и я в последний момент ушла от удара по почкам. Быстро приняла вертикальное положение и нанесла удар, попав Шальнову в бровь. Он перехватил мою руку и, заломив, повернул меня к себе спиной. – Соберись! – Оттолкнул меня от себя. Я упала на колени, но тут же поменяла положение, сбив Алексея с ног подсечкой. Когда его спина коснулась ринга, я резко подалась вперед и оседлала его. – Ммм…А так мне нравится! – Он положил руки мне на бедра и сжал их. – Слушай…У нас новое дело. -Говори… - Я спустилась с ринга и стала обтирать полотенцем мокрую кожу. -Там что-то политическое. В общем, очередной конкурент. – Леша взял со стола бутылку воды, сделал пару глотков, остальное вылил на себя. – Блин, жара. Ну, так вот…Завтра у него какая-то встреча в ресторане «Каприз». Напротив реставрируемое здание. -Понятно… - Вздохнула я. – Крупная шишка? -Ну, по ходу дела да…Угроза состоит в его защитниках. – Я вопросительно выгнула бровь. – Не знаю, что за люди. Но меня предупреждали, что они ОЧЕНЬ опасны. -Отлично… -Лилит, будь завтра осторожна, как никогда! – Он провел рукой по моей щеке, но я тут же мотнула головой, поморщившись. -Демонов не убивают, ведь так? – Хмыкнула я. Повернулась к Шальнову спиной, нагнулась завязать кеды и почувствовала, как в затылок упирается сталь пистолета. – Шальнов… -Может и не убивают, но попробовать стоит! Вставай. – Я распрямилась. – Он развернул меня к себе, дулом задирая майку. Он стал медленно целовать меня в шею, чуть прикусывая кожу. -Хватит! В школе уже вопросы задают! – Прошипела я, сквозь стиснутые зубы. -Плевать! – Он дернул майку, чуть порвав ее, продолжая упирать пистолет в живот. Я попыталась оттолкнуть его от себя. Он щелкнул затвором. – Ты все равно не выстрелишь! – Леха схватил меня за руку, но тут в его кармане зазвонил мобильник. -Да, малыш? – Его взгляд скользил по моему оголенному телу. Я поморщилась и, надев на себя кожаную куртку, застегнула ее до горла и пошла на выход.

Глава 2. Ночь

«Осудить её легко,
Она сама не прочь.
И вот опять скорость, боль,
И снова ночь.»

Я зашла домой, стянула кеды и прошла на кухню. Приятный запах жаренного мяса, ударил в нос и я улыбнулась. -Привет, теть Жан! – Старушка дернулась и, охнув, обернулась. -Ленка! Чего подкрадываешься?! – Я обняла ее, утыкаясь носом в шею. – Подлиза! Иди руки мой и есть! -Не хочу…Чай попью! – Я опустилась на стул и тут же увидела, как старушка нахмурилась. -Что у тебя с плечом опять?! – Я чертыхнулась. – Лен, да что же это такое?! -Теть Жан! Упала…На тренировке! -Ох! Как тебя из школы еще не поперли?! -Бояться…Ребенок из неблагополучной семьи…Дед – крестный отец, убитый на разборках. Бла – бла – бла! – Я закурила. -Не смей так говорить о деде! – Рявкнула старушка, выхватила сигарету и выбросила ее в форточку. – Твой дед погиб… -Моего деда УБИЛИ! – Я поднялась на ноги и кинулась в коридор. Потом мне вдруг стало стыдно, и я вернулась на кухню, обняла тетю Жанну. – Ну, прости меня! У меня все хорошо, правда! И дедом я горжусь и тебя люблю! -Ой, подхалимка! – Улыбнулась моя старушка. -Ага! Ладно, я переоденусь и гулять! Не жди, буду поздно! – Я приняла душ, переоделась и вышла за дверь. «Пежо» приветливо моргнула фарами. Я закурила, облокотившись на капот. В кармане завибрировал телефон. Я тяжело вздохнула и ответила. -Лилит… -Назови меня по имени! -Ну, ты чего? – Увильнул. -Что тебе надо? – Раздражено выдохнула я. -Завтра… -Я появлюсь после 3 урока. -Моя жена уезжает к подругам, на два дня… - Горькая усмешка тронула мои губы. -Я не буду трахаться с тобой на твоем супружеском ложе! -Что ты сейчас делаешь? – Проигнорировал меня Шальнов. -В бар еду. -Приезжай в клуб… -Я ненавижу клубы. -Лилит… -Отвали! – Рявкнула я. – Ты отдыхаешь с женой? Вперед! Сегодня ночью есть кому тебя ублажать…Вот и я хочу найти себе твою замену. -Куле… - Он осекся, и я услышала в трубке писклявый голосок. «Лешик, ты с кем говоришь? Я уже соскучилась..» Я отключилась и уселась в машину, положив голову на сложенные на руле руки. Заведя мотор, я выехала со двора на бешеной скорости, оглушая округу визгом тормозов. Мобильник снова подал звук, я отключила его и с силой швырнула на заднее сидение, очередной раз задумавшись над нашими отношениями с Шальновым. Это не любовь, я выжгла это слово из своего лексикона, когда убили моего деда. Лишь его я могла любить по-настоящему. Моя мать до беспамятства любила моего отца и предпочла забыться и умереть, чем жить без него. Меня она ненавидела! У меня его глаза…Они навсегда остались в ее памяти воспоминанием о своей потери. И к чему приводит эта любовь?! К сумасшествию! Любовь сродни самоубийству…А для меня самоубийство это великий грех. Даже Жане я вру…Скорее я ее уважаю, благодарна ей, но не больше. Леха? Он был у деда правой рукой и дед перед смертью попросил его заменить мне единственного родного человека. Шальнов стал для меня опорой, тренером, даже учителем устроился, чтобы приглядывать. Так, как дед всегда мечтал видеть меня…эм…амазонкой, скажем так, то Леха взял меня в дело. Теперь Леночка Кулемина, малышка-одинадцатиклассница, профессиональный снайпер, которую мечтают поймать добрая половина Москвы. Только вряд ли кто-то подозревает школьницу. Я не жалею своих жертв, как однажды не пожалели моего деда…Лешка решил проблемы с детским домом, оформив тетю Жанну, как мою бабку, достал мне права, так что ни один мент не прикопается и даже машинкой обеспечил. Раньше я считала его другом…Пока… «2 года назад. Девчонка сидела на полу, увлеченно что-то записывая в тетради. Услышав шаги, она обернулась и, увидев вошедшего, улыбнулась. -Привет, малая! – Шальнов расплылся в улыбке. Лена вскочила на ноги, забыв поправить короткую футболку, и, схватив мужчину за шею, обвила его талию голыми ногами. -Тебя давно не было! Где ты пропадал? И Жанна в деревню к сестре укатила! – Девчонка еще сильнее прижалась к Алексею. Он тяжело выдохнул и отстранил Кулемину от себя. -Не надо так делать. -Почему? – Как всегда непроизвольно оттопырила нижнюю губу, запрыгнув на стол, и по привычке развела ноги, облокачиваясь руками на согнутые колени. Под задравшейся футболкой показались яркие трусики. Шальнов зарычал и подошел вплотную к девчонке. -Черт бы тебя побрал, маленькая дрянь! Ты нарочно?! Да? – Лена округлила глаза, нахмурившись. – Где я был? Да я видеть тебя не могу! Я нормальный мужик, у меня жена есть, а ты малолетка! Только мне представь, на все это насрать, ты с ума меня сводишь и от этого сдохнуть хочется! -Не надо… - Совсем тихо прошептала Кулемина. -Что?! -Не надо подыхать! – Она подалась вперед и обняла его за шею, прижимаясь всем телом. Шальнов зарычал и, зажмурившись, резко впился поцелуем в губы девчонки. От неожиданности она открыла рот и попыталась оттолкнуть мужчину, но он лишь сильнее сжал ее в объятиях. Лена завертелась и заорала, но при этом чувствуя, как что-то жаркое рождается внутри нее. Алексей содрал с Кулеминой футболку и замер. Девчонка тяжело дышала, смотря прямо на него. Тонкие пальцы сжимали столешницу. -Прости…Я не могу остановиться… - Он схватил ее трусы и рывком содрал. Лена снова заорала, оказавшись вплотную прижата к мужским бедрам. Шальнов провел руками по ее спине и прижался губами к тонкой шее. Кулемина вдруг расслабилась и откинула голову. Алексей отстранился и удивленно посмотрел на нее. -Продолжай…» С тех пор начались эти странные отношения. Я не нуждаюсь в нем, но мне плохо без него. Я не ревную его к жене, но злюсь, когда он с ней. Я приду, когда позовет, но в душе пусто, когда окажусь рядом. Что касается его? Я по-прежнему свожу его с ума, но он действительно любит жену. Его злит, что я сплю с другими, но он никогда об этом не говорит. Он привык, что я рядом, но и без меня он будет счастлив. Ударив по рулю, я остановилась у знакомого бара. Бармен улыбнулся и налил мне рома с колой. Я опрокинула в себя весь стакан и, чуть поморщившись, попросила повторить. -Проблемы? – Я неопределенно пожала плечами. – Фигня какая-то приключилась, да? -Жизнь вообще состоит из фигни, которая постоянно случается… - Улыбнулась я, прикуривая сигарету. – Просто иногда выть хочется. -Я могу чем-то помочь? – Хоть это и часть его работы, а все равно, черт возьми, приятно. Я окинула парнишку оценивающим взглядом. На безымянном пальце поблескивало кольцо. Я лихорадочно улыбнулась и отмахнулась от бармена. -Слушай, дай-ка мне сразу бутылку, а? – Парень неуверенно посмотрел на меня. – Давай-давай, все равно толку не будет! Ты не дашь, в другой бар завалюсь. – Он отдал мне бутылку, взял мятые купюры и занялся другим клиентом. Я уселась за столик в дальнем углу зала и, откинувшись на стул, прикрыла глаза. -Не могла другое место подыскать? – Вдруг раздался раздраженный голос за спиной. -Тебя забыла спросить! – Рявкнула я и обернулась. Тут же расплылась в глупой улыбке. За соседним столиком, спина к спине со мной сидел мужчина и разговаривал по телефону. От моего резкого выпада он обернулся и недовольно окинул меня взглядом. -Что, прости? – Грубый, холодный с хрипотцой голос проник в сознание, словно сталь ножа. Неприятно надо сказать ощущение. -Извините… - Буркнула я и тут же услышала из его мобильного истеричные крики. «С кем ты разговариваешь?! Ты где находишься?! Мне надоело...» Дальше я не стала слушать. Ухмыльнулась и повернулась к своей «ночной подруге». Снова наполнила стакан до краев и снова залпом залила в себя, чуть замычав от обжигающего чувства внутри. -Проблемы? – Снова раздался вкрадчивый голос из-за спины. Я промолчала. – Эй, я к тебе обращаюсь. – Я не удержалась и обернулась, тут же наткнулась на взгляд блестящих в темноте глаз. Почему-то сейчас меня обуяла злость, с таким пренебрежением был задан вопрос. -Почему сегодня всех так интересуют мои проблемы? Почему бы просто взять и не оставить меня в покое? – Фыркнула я, отворачиваясь. -Ну…Если честно, то мало кого действительно интересуют твои проблемы. – Я удивленно вскинула брови и снова обернулась. – Кому-то просто интересно послушать о чужих бедах, чтобы свои забыть, для кого-то это просто дань приличию, для третьих это один из способов затащить тебя в постель. -Оригинально… - Прошептала я. – И с каким же подтекстом интересовался ты? Боюсь тебя разочаровать, если вдруг с первым…У меня все хорошо. Квартира. Машина. Отсутствие контроля. Куча денег и богатый, правда женатый, мужик. -И ты от великой радости нажираешься в одиночку… - Скорее для себя прошептал мужчина. – Только ты сама прекрасно понимаешь, что мне на это насрать и правилами хорошего тона я себя не обременяю… - Я ухмыльнулась. -А что птичка из телефона соскочила? -А тебе не все ли равно? – Он окинул меня взглядом. – У тебя явно что-то стряслось, у меня мозг кипит по своим причинам…Или тебе заказать шампанского? И рассказать, что я ждал тебя всю жизнь? – Я скривилась, потом засмеялась. -Ой, нет не стоит…И к сожалению комедию ломать: «Да за кого ты меня принимаешь?!», я тоже не буду… - Он довольно хмыкнул. – К тебе? Спина ударилась о стену, он прижал меня к ней, наваливаясь всем телом. Губы жадно скользили по оголенным участкам тела. Я запрокинула голову, закрывая глаза. Он сжал грудь, я застонала. Поднял глаза, посмотрев на мои широко распахнутые глаза и стиснутые зубы. Он усмехнулся и скользнул рукой в трусики, вызывая горячую дрожь во всем теле. -Ори сколько влезет… - Пошептал, кусая мочку моего уха. Губы скользнули по щеке, пытаясь поймать поцелуй. Я мотнула головой, но он с силой сжал подбородок, впиваясь в мои губы. Я даже не разжала зубы, только сжала руки в кулаки. Он зарычал и толкнул меня в комнату. Я стояла посреди комнаты, без футболки, в расстегнутых джинсах. Его улыбка скользнула в темноте, он сжал мое запястье и прижал к себе, одной рукой до боли сжав ягодицы. Снова мой стон, сквозь закушенную губу. Его попытка найти мои губы. Новая вспышка яростного желания и новый толчок, заставляющий меня врезаться в стол. Он срывал с меня одежду, будто старался порвать ее в мелкие клочья. Когда я оказалась полностью обнажена, он отошел на шаг и окинул меня взглядом. Я выпрямилась, давая полностью рассмотреть себя, смотря прямо ему в лицо. Он медленно расстегнул джинсы и спустил их до колен, вместе с трусами. Я раздвинула ноги и медленно опустилась на холодную поверхность стола, смотря в потолок. Он резко вошел в меня, заставляя прогнуться в спине и снова стиснуть зубы. Он делал резкие движения, больно сжав мои бедра. Я почувствовала вкус крови на прикушенных губах, он наклонился, сильнее и резче входя в меня, жадно поцеловал в шею. Не укусил, а поцеловал с какой-то дикой, больной нежностью. Это подействовала на меня так, словно разряд тока прокатился по телу. Я выгнулась и заорала так, что заболело горло. Он улыбнулся и сделал свой последний толчок, опустился на меня, опираясь руками о столешницу. Я чертыхнулась и заерзала. -Встань! – Мой резкий тон, похоже, его слегка удивил. Он приподнялся, продолжая прижиматься ко мне бедрами. Я чуть подвинулась и соскочила со стола. Принялась натягивать одежду под пристальным взглядом темных глаз. -Ты странная… -Что? – Я удивленно выгнула бровь, смотря на него через зеркало. – Мы, по-моему, все обсудили… -Да я не об этом… - Хмыкнул он, прикуривая. – Могла бы хоть притворится, что тебе…Как бы это сказать… -Слушай, секс действительно качественный получился, молодец! Но притворятся, что он для меня был каким-то особенным…Нет, уволь. Это не ко мне. – Я натянула футболку и подошла к нему вплотную, забрав из руки сигарету. -Такой богатый опыт? – Усмехнулся он, гладя меня по ягодицам кончиками пальцев. -А не все ли ровно? – Я наклонила голову, внимательно глядя в его глаза, пытаясь во тьме определить их цвет. – Тебе же не душа моя нужна, так? А тело ты сполна получил… -Но лишь на эту ночь… -А тебе не нужно больше… -Я поражаюсь… - Что все не так, как ты думал? – Перебила я его. – То, что кто-то думает так же как ты? Ведь все, что я сейчас сказала, полностью совпадает с тем, что думаешь ты? – Он хмыкнул и одобрительно кивнул. – Ну, вот, видишь, как хорошо! Мы друг друга поняли! Прощай… -Стой… - Я обернулась у порога. – Почему ты не целуешься в губы…Ты не похожа на проститутку. -Считаю, что они в чем-то правы. – Пожала я плечами. – Поцелуй это уже не механика, а какие не какие чувства. Получаешь удовольствия, целуя любимого…А если не будет никаких чувств, ни любимых, зачем портить этот святой ритуал? – Я махнула рукой и вышла за дверь.

Глава 3. Задание

Онa не терпит крика.
Она не ходит в клубы.
Она переживает боль,
Стискивая зубы.
Кофейня,горячий шоколад
И молоко.
Он сама тот человек,
С которым ей легко.

Такси затормозило у подъезда. Я расплатилась и вышла, полной грудью вдыхая ночную прохладу. Тело приятно ныло после моих приключений. Я села на лавочку и закурила, очередной раз задумываясь над произошедшим. Зачем я все это сделала снова? И каждый раз задаюсь этим вопросом. Что я пыталась этим показать? Заставить Шальнова ревновать? А смысл…Наверное, я просто пыталась доказать самой себе, что я не вещь, что я не принадлежу Леше…Черт возьми, я не знаю ЗАЧЕМ! -Гуляешь? – Знакомый голос заставил вздрогнуть. Шальнов стоял передо мной, вертя на пальце связку ключей. -Жена не потеряет? – Я поднялась на ноги. -Я уже час тебя жду, где ты шлялась?! – Он сделал шаг ко мне. -Какое тебе дело?! – Я отступила назад, полностью попадая в свет фонаря. Леша вдруг нервно сглотнул, сплюнул себе под ноги и схватил меня за подбородок. -Это что?! – Зашипел он, поворачивая мою голову так, чтобы была хорошо видна шея. -Что?! – Я врезала ему по руке и отошла на шаг, касаясь шеи кончиками пальцев. -Засос… - Рявкнул Шальнов, снова пытаясь схватить меня. – Где ты была, дрянь? -А ты попробуй угадать! – Заорала я и бросилась в подъезд, громко стукнув дверью домофона. Последнее, что я услышала, был глухой удар по железной двери. Холодный воздух бил по лицу. Я остановилась во внутреннем дворе нужного мне здания, натянула на глаза шапку, поправила куртку и нырнула внутрь. Сегодня мне явно фартило, и я запросто смогла незамеченной проникнуть на нужный этаж. Оказавшись на месте, я сверилась с координатами, которые выдали мне на базе, и аккуратно выглянула в окно. Парадная ресторана «Каприз» была как на ладони. Еще через час я была полностью готова к операции. На лице блуждала дурацкая ухмылка…Нет, все-таки винторез в школьном рюкзаке – это жесть. Готовность минута…50 секунд…40…30…20…10…5…Готовность секунда. Выстрел. Тело словно в замедленной съемке оседает на землю. Паника. А мое сердце бьется в ушах, словно пытается убежать вперед меня. А теперь вуаля! Шапку в рюкзак, из-под растянувшейся куртки показалась яркая футболка. Медленно прохожу мимо беснующейся толпы, старательно изображая зеваку. Пара улиц и долгожданная кафешка. -Что желаете? – Улыбнулась мне молоденькая официантка. -Чашку горячего шоколада, пожалуйста. – Детская привычка. Успокаивает. Я закурила, блаженно откинувшись на спинку стула. Очередное задание позади, а я ничего не чувствую. Леха всегда говорил, что снайпера должна отличать холодная выдержка и отсутствие эмоций. Когда хоронили деда, Алексей сильно сжимал мое плечо, а я стискивала кулаки от душевной и физической боли, но не плакала. А потом, когда все закончилось, Шальнов прижал меня к себе и прошептал: «Дед бы гордился тобой!» Вот так…Теперь вся моя жизнь проходит со сжатыми кулаками и выжженными эмоциями. -Ого! – Присвистнула Новикова, увидев следы моего ночного развлечения. К бурому засосу на шее прибавились синяки на запястьях и огромная гематома на копчике (чертов стол!) – Если бы я не знала тебя, то подумала бы, что тебя избили! -Не без этого… - Тихо протянула я, вспоминая грубые, даже болезненные ласки моего нового знакомого. -Чего опоздала-то? – Она хитро улыбалась. -Проспала… - Я блаженно потянулась. -Лену Кулемину можно? – Всунулась в кабинет голова какого-то малыша. Я вопросительно посмотрела на химичку, она кивнула. -Ну, что? – Паренек смущенно улыбался, смотря на меня снизу вверх. Я присела на корточки. -Алексей Николаевич попросил тебя к нему зайти. -Ясно…Спасибо! – Я зашла обратно в кабинет, молча взяла рюкзак и также молча пошла на выход. -Кулемина! – Взвизгнула Каримова. -Ирина Ренатовна! Мне срочно! – Я хлопнула дверью и пошла в спортзал. -Где оружие? – Спросил Шальнов, не поднимая головы. -В рюкзаке… - Я прислонилась к двери, сложив руки на груди. Он подлетел ко мне, сверля бешеным взглядом. -Что?! Ты притащила винтовку в школу?! Ты в своем уме?! – Он схватил меня за плечи, хорошо встряхнув. -Не трогай меня! У меня не было времени заехать на базу! – Рявкнула я, пытаясь оттолкнуть его. – Отпусти, Шальнов! -Не вижу причин! – Он попытался сдернуть с меня куртку, но я отмахнулась. – Стой, сука! – Я оказалась прижата к стене, а его руки шарили по моему телу, оставляя красные следы. Нашел мои губы своими, и я тут же укусила его. Он взвыл и со всей дури толкнул меня на дверь. От соприкосновения с моей спиной она открылась, и я выпала на пол спортзала. -Ленка? Кулемина? – Ко мне подлетел мой одноклассник Игорь Гуцулов, пытаясь поднять меня. -Не надо Гуцул… - Мой голос звучал так тихо, что я сама себя еле услышала. -Ленка…Что значит не надо?! Ну-ка, давай вставай. Вот так… -По-моему, она сказала, что не нуждается в твоей помощи. – Шальнов был в ярости, глядя на то, как Игорь гладит меня от плеч к локтям. -Лену вызывают к директору. – Отрезал Гуцулов, даже не повернувшись. Я поднялась и пошла к выходу. Копчик заныл еще больше. Остальной день прошел через одно место. У директора мне высказали, что я безответственная, что я закончу одиннадцатый класс со справкой, а потом или сопьюсь или сяду, что не удивительно при моих-то генах. Сами понимаете, что я на это ответила любимым педагогам…В общем, когда я, наконец, вышла на школьный двор, я была выжата, как лимон. Да уж…Отличные школьные будни: с утра убила депутата, потом меня чуть не изнасиловал физрук, потом поругалась с директором…Короче веселуха! Я села на лавочку и закурила. -Не хочешь поговорить? – Гуцул присел рядом, доставая сигареты. -Игорь, не о чем… - Вздохнула я. – Я оступилась и … -Лен! Я не дурак! – Усмехнулся одноклассник. – Он тебя на уроках глазами пожирает. Ты постоянно задерживаешься у него в подсобке и возвращаешься…Ну, скажем так не в очень обычном виде… -Думай, что хочешь… - Отмахнулась я и пошла к остановке. -Лен! – Я обернулась. – Если…Просто поговорить захочешь, звони! – Эх, Игорек….Мои мысли прервал визг тормозов. Шальнов остановил машину передо мной и открыл дверь. Я села внутрь и сразу отвернулась. -Защитника себе нашла? – Я молчала. – Обиделась, да? Ну, я дурак! Не злись…Лилит! -Ты никогда не зовешь меня по имени… - Я тяжело вздохнула, повернувшись. – Почему? -Ну, что за глупости, малыш? – Он провел рукой по моей щеке, вызывая уже знакомое тепло внутри. – Поехали ко мне? Я скучал… -Не надо…Жанка уехала. Сегодня у меня. -Ты сегодня опять «звезда учительской» - Перевел тему. Я вопросительно кивнула. – Светочка… -Что на этот раз? – Усмехнулась я. Светочка – это наша библиотекарша до безумия любящая весь мужской пол, это кстати абсолютно не взаимно. Мадам бросается на любого носителя члена, что уж тут говорить о молодом, накаченном красавчике – физруке?.. Учитывая те слухи которые ходят про меня и Шальнова, меня она просто ненавидит и всячески пытается добиться моего отчисления из школы, выдумывая интереснейшие истории со мной в главной роли. Чем нещадно веселила весь преподавательский состав. -В подворотне, с двумя уголовниками и бутылкой водки… - Я расхохоталась. -Ммм…Это же еще надо придумать такое! Они, значит, меня лапали, а я водку пила? - Шальнов пожал плечами и вывернул руль, резко въезжая ко мне во двор. – Ну, падла! Я ей устрою…Рюкзак возьми, натаскалась уже сегодня.

Глава 4. Звонок

Со своими проблемами с собой наедине,
В постель снотворное, спасение во сне,
На дне сердца, храня обиду и тоску,
Сжимает кулаки и повторяет «я смогу».

-Есть будешь? – Я скинула кеды и принялась на ходу стягивать джинсы. Шальнов молча взял меня за руку, второй проникая под футболку. – Леш, я устала… -Какие-то проблемы? – Насторожился он, усаживаясь на стул и устраивая меня на своих коленях. Я положила голову ему на плечо, и прикрыла глаза. -Да нет…Просто… - Снова посмотрела на него. – Тебе не показалось все как-то слишком просто? -В смысле? -Ну-у…Я думаю, он подозревал, что на него может быть покушение и все равно выбрал такое открытое место. Да и охранник один только… - Я поднялась с колен мужчины и заглянула в холодильник. -Нет…Тут подставы нет. Точно. - Я пожала плечами и уселась за стол, водрузив на него блюдо с мясом по-французки. – Разогревать лень. -Блин, все-таки Жанна божественно готовит! – Шальнов блаженно прикрыл глаза, отправляя в рот вилку. -Жена твоя так не умеет? -Не начинай! -Вот только указывать мне не надо, ок? – Схватив бутылку минералки со стола, я скрылась в комнате. Он зашел следом, облокотился на стену и задумчиво посмотрел на меня. -Ты точно все чисто провернула? – Я удивленно посмотрела на него, пытаясь прочитать эмоции в его глазах. Беспокоиться?! -Не темни… - Он тяжело вздохнул и отвел глаза. – Шальнов, твою мать?! Там подстава, да? – Мой кулак ударился о стену. – Я так и знала… -Помолчи! Нет там никакой подставы! – Рявкнул Алексей. – Мне не сообщали, покрайне мере. Там дело в их защите. -Ну, и? -Аспирин… - Прошептал Леша, усаживаясь в кресло. Я закатила глаза и нервно кивнула в сторону Жанниной комнаты. -Там посмотри и расскажи, в конце концов, что там с этим долбаным заданием! – Шальнов поднял руку, жестом заставляя меня замолчать. -Аспирин это самый…Эм…Нужный и страшный человек в нашем городе. Заполучить его в «крышующие», значит взять всю власть в свои руки… - Я выгнула бровь. – Только вот «знакомство» с ним не каждому дано…Вот поэтому у нашего «клиента» ничего не вызывало беспокойства. Глупость, надо сказать…Потому что Аспирин не телохранитель… -Аспирин? Странное имечко для ТАКОГО страшилы… - Леха усмехнулся и пересел ко мне на кровать. - Все просто. Он, как таблетка. Действует быстро, устраняя любую «головную боль». Вот достал я тебя, опля и меня нет…И, соответственно, у тебя проблем нет. - Я кровожадно улыбнулась, «расплываясь» по кровати. – Эй-эй, это я образно! – Он задрал мою майку и стал покусывать кожу живота. -Он киллер? – Мои пальцы утонули в его волосах. Я раздвинула ноги, позволяя ему лечь на себя. Голос Шальнова стал хриплым, руки методично ласкали меня. -Не совсем…Он действует своеобразно. Никто не знает, что он выкинет в очередной раз. – Я стянула футболку с мускулистого тела и перевернула Леху на спину, устраиваясь сверху. – В общем…Теперь нужно быть предельно осторожными. -Зачем? – Мои зубы потянули вниз ширинку его джинс. Шальнов закрыл глаза, руками зарывшись в мои волосы. -Понимаешь, если тебя закажут ему, то… - Я приподнялась на руках и замерла. – Не пугайся. Просто какое-то время будь больше на виду со своими подружками, друзьями. В общем, всячески изображай из себя обычную школьницу. – Я кивнула, медленно стягивая его джинсы, но нас прервал звонок мобильного. Шальнов взял в руки телефон и, дернувшись, посмотрел на меня. Я напряглась. -Добрый вечер, Никита Петрович! – Злость потоком поднялась из самой глубины моего существа. Я ударила кулаком по подушке и, вскочив, ушла на кухню. Мой папаша…После смерти деда, он быстро просек, что все дела и денюшки достаются ему и тут же нарисовался в Москве. Тот день я помню до секунды. Если бы не Леха… « - Малая! Ты где? – Девушка вышла из кухни, сонно зевая. – Чего не спишь? – Алексей ласково провел ладонью по нежной щеке. Лена чуть заметно напряглась, но потом улыбнулась. -Тебя ждала…Тоскливо как-то. Ты останешься на ночь? – Шальнов окинул жадным взглядом хрупкую фигуру в белой рубашке и, тяжело вздохнув, покачал головой. – Ну, конечно…Я ж забыла… -Малыш… -Не надо…Я все понимаю. – Лена отмахнулась и ушла в комнату. Алексей зашел следом и опустился в кресло, задумчиво теребя пальцы. – Мне с тобой поговорить надо. -Говори… -Сегодня все дела твоего деда перешли в руки нового хозяина. – Девушка кивнула. – Это твой отец… -Что?! – Кулемина вскочила на ноги, жадно глотая воздух. – Но как?! Он же…Мы…Как, Лешка?! – Шальнов подскочил к девушке и обнял ее. -Ну, тихо…Тихо. Успокойся. – Лена замотала головой. – Ты должна успокоиться! Он сейчас придет сюда… -Зачем?! Я не хочу его видеть! Никогда! Пусть катиться ко всем чертям! Он мне никто! Я не хочу. – С кажды, словом кулаки девушки врезались в широкую мужскую грудь. -Ленка… - В первый раз по имени. Первый и последний. А потом поцелуй…Словно способ утешить боль. Звонок в дверь заставил ее вздрогнуть. Лена отошла к окну и закурила. Тихие голоса в прихожей. Тяжелые шаги. -Здравствуй…Лена… - Самый страшный голос на свете. -Уезжай… - Руки задрожали, спина напряглась до боли. -Давай поговорим? И я сразу уеду… - Он сделал еще один шаг вперед. Кулемина резко повернулась. -О чем будем говорить, папочка? О том, что ты бросил мою мать, доведя до безумия? Или о том, что ты отказался от меня, как от куска грязи?! – Девушку затрясло, и она уже привычно сжала кулаки. – Хотя это все лирика, да?! Давай поговорим, какие у меня успехи в школе? М?! Или нет, расскажи, откуда берутся дети?! – Мужчина попытался обнять дочь. – Не трогай меня! Не смей! Мне ничего от тебя не надо! Убирайся! -Ленка… - Резко подался вперед и привлек ее к себе. -Отпусти!!! Отпусти! – Голос сорвался на хрип. Шальнов подлетел к паре и буквально выдернул девушку, прижимая к своей груди. -Ты щенок… - Зарычал мужчина. -Я прошу Вас, уйдите. Посмотрите, она не в себе. – Мужчина хотел что-то сказать. – Я прошу Вас, как отца… - Никита развернулся и пошел на выход. -Он не отец, он мне не отец… - Тяжело дыша шептала девушка, цепляясь тонкими пальцами за мужскую футболку. – Ты слышишь меня?! Ты мне никто!» Мы встречались еще несколько раз. Сухо здоровались и расходились. Леха всегда после этого крепко сжимал мою руку, просто молча…А потом я вновь оставалась одна. А он согревал ЕЕ… Но были несколько ненавистных мне дней в году. Папаша приезжал с проверкой и «радостные коллеги» закатывали по этому поводу банкет в каком-нибудь клубе. Подозреваю, что именно по этой причине я не выносила такие заведения. Не знаю зачем, но Леха заставлял ходить туда. И, как всегда, стиснув зубы, я терпела эту пытку… -Он приедет завтра… - Шальнов обнял меня со спины. Я дернулась и сбросила его руки. – И еще…Вероника вернется завтра к вечеру и … -Ты пойдешь с ней. – Я тяжело вздохнула и повернулась. – Едь домой. -Ты обиделась? -На то, что ты женат? – Усмехнулась я. – Уже поздно, тебе не кажется…Просто я хочу выспаться. Пока. – Я кивнула на прощание и ушла к себе в комнату. Привычная таблетка снотворного и такое блаженное, долгожданное спокойствие.

Глава 5. Концерт

Она мечтает раствориться в звездном небе.
Она мечтает стать свободной, как летний ветер.
Ее тошнит от женских пустых разговоров,
От этих нескончаемых, лицемерных споров

Школьный двор встретил меня привычным детским гулом. Я устроилась на лавочке, прижала ноги к груди и прикурила сигарету. Глаза безостановочно шарили по толпе школьников. Настроение было на нуле. -Привет, Кулемина! – Гуцул плюхнулся на лавочку рядом со мной и, наклонившись, «клюнул» в щеку. -Привет… - Он буквально заражал своей энергией, и я натянуто улыбнулась. -У-у-у! Кто посмел обидеть лучшую спортсменку школы? И просто красавицу? – Игорь щелкнул меня по носу. Я засмеялась. -Папаша с визитом заявился. Семейный ужин решил закатить… - Фыркнула я, устало откидываясь на лавку. -Ого! Что это вдруг? – Я пожала плечами. – Лен…Ну, ты же не обязана соглашаться. Зачем тогда? -Не знаю… - Я удивлялась сама себе, никогда не отличалась болтливостью. – Мне иногда кажется, что этим я пытаюсь ему доказать, что сильная. И не сломаюсь, как моя мама. Ужин? Да, пожалуйста! Смотри! Мне не больно! Я ничего не чувствую! – Гуцулов потрепал меня по плечу, снова вызывая улыбку. Я вдруг резко напряглась, выхватив из толпы рыжую косу библиотекарши. -Ты чего? Опять, что ли? – Усмехнулся Игорек. -Ага! На этот раз с двумя, еще и бухая… - Мы засмеялись, провожая «сказочницу» взглядом. -Слушай! Ну, может ты для нее тайная эротическая фантазия! Ну, так помоги ей! – Я удивленно посмотрела на одноклассника. – Воплоти ее фантазии в жизнь! -Сразу за водкой бежать? – Усмехнулась я. -Да нет же…Не обязательно в крайности кидаться… - Игорь задумался, потом вдруг нагловато улыбнулся, схватил меня за руку и потащил за собой. – Ну-ка, пойдем! -Куда ты меня тащишь?! -Сейчас все будет! – Я засмеялась. Плохое настроение как ветром сдуло. Его руки ласкали мою спину, задирая майку все выше и выше. Я теснее прижимая его к себе, обнимая ногами. Мы улыбались, лаская губы друг друга. Шаги. Я застонала, расстегивая джинсы Игоря. Только в последний момент с приближающимся голосом Светочки я услышала еще один…Очень знакомый. -А-а-а… - Я распахнула глаза, наслаждаясь видом библиотекарши. Что и не говори, а полураздетые школьники, лобзающие друг друга на столе в библиотеке это что-то! – Что это?! – За рыжей сплетницей стоял хмурый, как туча Шальнов. -Ой, пардон… - Гуцул отвесил шуточный реверанс, нехотя отходя от меня. -Ах, вы!!! Я…Вы!!! – Светочка сорвалась с места и бросилась…Ну, я думаю в учительскую. -Бежим! – Игорек схватил меня за руку и попытался вытащить из библиотеки. Шальнов перегородил нам путь. -Не выдавайте нас, Алексей Николаевич! – Улыбнулась я и побежала по коридору. Мы влетели в класс и плюхнулись за парту, пытаясь усмирить дыхание. Одноклассники удивленно смотрели на наши сияющие физиономии. Вместе со звонком дверь в кабинет распахнулась, и нашим взорам явились Светочка, Савченко – наш директор, ну и конечно, завуч в лице Борзовой Людмилы Федоровны. -Кулемина, Гуцулов! Немедленно зайдите в учительскую! – Мы сделали удивленные лица, и пошли за педагогами. У учительской нас уже поджидал все такой же хмурый Шальнов. -Потрудитесь объяснить, что вы вытворяли сегодня в библиотеке?! – Рявкнула Борзова. Мы пожали плечами, переглянувшись. -Нас не было сегодня в библиотеке… - Игорек сдвинул брови, будто пытаясь что-то вспомнить. Вид, надо сказать, комичный, и я еле сдержалась от смешка. -Что вы врете?! – Еще громче заорала завуч. -Людмила Федоровна, что Вы кричите? Кричите что? – Подал голос Савченко. – Давайте разберемся по порядку? Светочка, повторите то, что Вы нам рассказали! -Я сегодня пришла в библиотеку…С Алексеем…Ни-николаевичем. – Рыжая посмотрела на физрука. Тот кивнул. – А там…Там эти…Он ее… -Что? – Хором спросили мы с Игорем. -Лапал! – Я для приличия даже охнула, а Игорек зачем-то схватился за сердце. Вернее он думал, что схватился за него, на самом же деле его ладонь легла на правую грудь. Во, дура-ак! Я не удержалась и хихикнула. -Лена? – Савченко вопросительно посмотрел на меня. -Николай Павлович! Ну, что за бред?! – Возмутилась я. – Все мы знаем о замечательной фантазии Уткиной Светланы Михайловны! Или… - Я повернулась на Леху. – Алексей Николаевич, Вы тоже ЭТО видели? – Шальнов тяжело вздохнул, в его глазах мелькнула злость. -Извините, конечно, но я ничего подобного не видел. – Алексей снова посмотрел на мое недовольное лицо. – Вернее сказать, что я вообще не видел этих двоих в библиотеке. -Но как?! Лешенька?!!! – Заверещала Уткина, выпучив глаза. -Светлана Михайловна! Вам должно быть стыдно! – Рявкнул директор. – Мне это надоело! Надоело это мне! Выговор Вам! Строжайщий! Ребята вы свободны! Извините, что так вышло! – Под дикий рев библиотекарши мы пошли на выход. Шальнов неуверенно поглаживал плечо рыжей истерички. Я поравнялась с ними и, призывно глядя на физрука, облизнула верхнюю губу и подмигнула. Светочка икнула и зарыдала еще громче. Да-а…Похоже теперь ее порно-рассказы про меня закончатся. Даже скучно… -Ну, что, куда ты сейчас? – Гуцул прислонился к школьной стене, затягиваясь сигаретой. -Домой…Бабка приехала, надо ее встретить. А потом… - Я махнула рукой. – Спасибо тебе, Игорек! За помощь… -Ну, ТАКАЯ помощь мне только приятна… - Он потянул ко мне руку, но я отпрянула в сторону. – Извини… -Ничего. Это ты меня извини. – Я поцеловала его в щеку и, улыбнувшись, пошла к школьным воротам. Нехорошее ощущение заставило обернуться. Гуцулов прожигал меня каким-то странным, задумчивым взглядом. Когда увидел, что я смотрю на него, дернулся, улыбнулся и, помахав, скрылся за стеной. Чашка неизменного горячего шоколада и сигарета. Я задумчиво пялилась в кухонное окно, делая глубокие затяжки. -Ленка… - Жанна вздохнула и опустилась рядом, пытаясь поймать мой взгляд. – Ну, что ты совсем раскисла? Где твой Лешка? Не веселит тебя совсем. -Он не мой… - Прошептала я, не сводя глаз со двора за окном. – Вот скажи мне…Зачем я снова туда еду? -Ты сильная, наверное… - Я удивленно посмотрела на старушку. – Ведь он каждый раз видит в тебе ее, твою мать. Наверное, это твоя своеобразная месть. -Глупо все как-то… - Я затушила сигарету, и сделал глоток из кружки. – Разве можно себе позволить ТАК любить, чтобы сойти с ума? Это ведь все сказки… -Маленькая ты еще, Ленка… - Жанна потрепала меня по волосам и грустно улыбнулась. – Любовь в нашей жизни может вознести до небес и безжалостно убить. -Бред… - Хмыкнула я. – Только если ты позволишь себе поверить в эту дурацкую любовь и упадешь перед ней на колени. Любовь придумали дураки, чтобы оправдывать свои глупости! -Ой, нет, девочка моя. Ты думаешь, что сможешь бороться со своими чувствами. Как бы не так! Это хлестнет тебя, словно ветка, отпущенная в лесу впередиидущем. – Я усмехнулась, поднялась из-за стола и ушла к себе. Пора собираться на встречу с «любимым папашей», чтоб его…

Глава 6. Ужин

Она не пользуется блеском и помадой.
Ей от него уже ничего не надо.
Не оторваться, но и не стать ближе.
Она все чаще ему шепчет: «Ненавижу!»

Ужин начался как всегда с уже привычной для меня папашиной фразочки: - Могла бы одеть что-нибудь приличное, хоть сегодня? – Он окинул меня недовольным взглядом и сложил руки на груди. Мда… Костюмчик у меня самое то для ужина. Белая, полупрозрачная майка, черные бриджи, собирающиеся на коленках, и кеды. Я вздохнула и плюхнулась на стул. - А ты не можешь просто взять и сдохнуть? – Папаня схватил ртом воздух, но почему-то промолчал. Вечер потек своим чередом. Скучные разговоры о делах, похвалы «замечательному человеку» и прочая лабуда. Я сидела, напряженно сжимая и разжимая пальцы, не поднимая взгляда с пустой тарелки. Не хотелось смотреть на недовольного папашу, счастливого Шальнова, нежно обнимающего свою супругу и остальных малознакомых людишек. Вытерпев ровно полчаса, подозвала к себе официанта и через несколько минут бокал красного вина перед моей тарелкой сменила высокая рюмка и бутылка самбуки. Достала зажигалку, подожгла жидкость, чуть улыбнувшись от взметнувшегося синего пламени. Над столом воцарилась тишина, все смотрели на меня. Ухмыльнулась и выпила первую порцию. Закусив алкоголь кофейным зернышком, я снова наполнила рюмку. Глоток. Кофе. - Может, хватит… - Буркнул Леха. Я кивнула и налила еще. Откинулась на спинку стула и принялась лениво оглядывать присутствующих в зале. Голова приятно кружилась. Вдруг взгляд выхватил из толпы смутно знакомую фигуру, но я тут же отвлеклась, услышав разговор за своим столом. - Мне доложили, что заказ на Рябова выполняла наша организация. – Мужчины дружно закивали, восхищенно взирая на отца. – Молодцы! Операция была произведена идеально. Точнейшее попадание и аккурат в лоб. - Единственная верная цель снайпера. Осечки не допустимы! – Фыркнула я. Хотя, откуда папане знать все тонкости моей «профессии». - Это ты стреляла?! – Он даже привстал, во все глаза смотря на меня. – Ленка! Ты… ты… я горжусь тобой! - Закрой свой рот! – Вскочила со стула и вышла из зала. В «курилке» народу почти не было и я уже начала расслабляться, но не тут то было. Только сделала первую затяжку, как в помещение вошли Шальнов, его Вероника, мой папаша и его очередная подстилка. - Я вообще-то хотел тебя познакомить… - Отец попытался поймать мой взгляд, но я упорно рассматривала свои кеды. – Это Людмила. Людочка, это моя дочь Лена. – Мой взгляд скользнул по вытянутому лицу Людочки. - Вот незадача–то, да? – Папаша напрягся. – Да вы главное не парьтесь! Никаких отцовских чувств ко мне у него нет и не было! Он в идеале лучше бы вообще на стенку кончил. Верно ведь, Никита Петрович? -Замолчи! – Рявкнул папаня. Я затянулась и выпустила несколько колечек дыма. -Вы, Людмилочка, главное не пейте! А то у папули аллергия! – Люда ахнула, смотря на то, как посерел ее кавалер. – Хотя нет… Вы главное будьте сильной! А то он возбуждается, ломая людей. Знаете, вот так поставит на колени, а потом выкинет, оставив подыхать… Надоедает ему быстро! - В воздухе взметнулась рука отца и в следующее мгновение моя голова мотнулась назад от сильного удара. Я зарычала и кинулась вперед, со зверским желанием порвать папашу на куски. Но в это же мгновение меня крепко схватил Леха, не давая двигаться. - Отпусти меня, Шальнов! Отпусти! – Закричала, дергаясь всем телом. - Успокойся! – Я вдруг затихла, вздохнула и посмотрела прямо в глаза отцу. - Когда я была совсем маленькой, дедушка все время говорил, что сделает так, что ни один мужчина в этой жизни не посмеет меня обидеть, а потом отводил глаза и замолкал, горько вздыхая. А у меня после его слов всегда щемило в груди от боли, я понять не могла почему… - Тишина в «курилке» стала давить на виски. – А сейчас поняла… Ни один мужчина не сможет меня обидеть больше тебя! Я уже обиженна и наказана тем, что ты мой отец! – Вырвалась из Лехиных рук, пытаясь уйти, но он снова схватил меня за запястье и потащил за собой. - Леша! – Взвизгнула Вероника, пытаясь убить меня взглядом. - Дорогая, я сейчас вернусь! – Пройдя несколько шагов, Шальнов втолкнул меня в комнату «для утех». – Что ты творишь?! - Проваливай! – Я отвернулась к окну, желая, чтобы весь мир сейчас рухнул. - Как же меня все достало! – Заорал Леха. – Сначала ты притаскиваешь в школу весь оружейный арсенал, которому бы позавидовал Терминатор! Потом ты трахаешься с каким-то молокососом в библиотеке, заставляя прикрывать тебя! А теперь еще твой отец… - Он мне не отец! – От собственного крика у меня заложила уши. - Заткнись! – Шальнов схватил меня за волосы, больно дернув за них. Я попыталась вырваться. – НАДОЕЛО! - Ну, так вали! ОН МЕНЯ УДАРИЛ!!! А ты? Ты предал меня! Ты такой же остальные, которые вылизывают ему зад! Проваливай! И не смей ко мне прикасаться! – Он толкнул меня к стене и навалился сверху, причиняя боль. Его рука с силой сжала мои скулы, губы впились в мои. - Никогда…Слышишь, никогда я не оставлю тебя. Ты моя! Моя… - Тело напряглось, я зажмурилась, до боли впиваясь ногтями в ладони. Захотелось орать в голос от его слов. От его ПРАВДИВЫХ слов. Я словно принадлежала ему, против воли. Словно была привязана чем-то невидимым. И ничего не могу с собой поделать. НИ-ЧЕ-ГО. Он - моя болезнь! - Ненавижу! - Прошептала, сильнее прижимаясь к холодной стене. – Я ненавижу тебя… - Его руки потянулись к пуговице на моих бриджах, но тут за дверью послышались шаги и голос Лешиной жены. Он отпрянул от меня. Вероника залетела в комнату, бешено хватая ртом воздух. - Что здесь происходит?! – Завизжала она. - Я все поняла, Алексей Николаевич… - Леха посмотрел на меня, закусив губу. Я быстро вышла из комнаты, зашла в зал, схватила куртку и побежала на выход. Тело трясло от злости и обиды. Остановилась рядом с раскидистыми зарослями каких-то кустов возле парадного входа. Здесь не было ни одного фонаря и можно было остаться незамеченной. Сигарета. Щелчок зажигалки. Огонь и долгожданная затяжка. Прикрыла глаза, а в следующее мгновение почувствовала горячее дыхание у себя на шее, и настойчивое прикосновение ладони к бедру. - Я сказала, чтобы ты не смел ко мне прикасаться! – Попыталась повернуться, но сильные руки не дали мне этого сделать. - Разве? Напомни, когда? – Я похолодела, сразу же узнав этот голос, все такой же холодный, с хрипотцой. - Это ты? – Прохрипела, боясь пошевелиться. – Что тебе надо? – Тело приятно заныло, вспоминая нашу совместную ночь. Он усмехнулся и прижался губами к моей шее, приподняв волосы. Я сглотнула, чуть отстранившись. - М-м-м… Дай-ка подумать… - Проник рукой под мою майку, легко поглаживая живот. – Увидел девушку, с которой недавно имел бурный секс и решил подойти поздороваться. - Я предпочитаю слово «подкрался»! - Он снова засмеялся, вызывая у меня горячую дрожь во всем теле. - От этого встреча не менее приятная, правда? – Я уже хотела сказать незнакомцу все, что о нем думаю, но тут на улице показались все участники сегодняшнего ужина. Боясь, что меня заметят, не задумываясь, шагнула назад, тем самым тесно прижимаясь к мужской груди. Он вздохнул и обнял меня, продолжая гладить живот. Подсознательно понимая, что веду себя, как последняя нимфоманка, я не хотела даже шевелиться, полностью растворяясь в волнах тепла, исходящих от его тела. - Я тебе еще раз повторяю! Она - моя подопечная, к тому же еще и ученица! Что я, по-твоему, должен был сделать?! – Заорал Шальнов, прикуривая сигарету. Ника тяжело вздохнула, топнув ножкой. - Вероника, хочу извиниться за поведение своей дочери… - Влез мой папаня. – Она… - Вся в мать. Такая же тварь и вообще ошибка этой жизни… - Прошептала я, не сводя взгляда с «представления». Мужчина приподнял майку на спине и стал аккуратно поглаживать кожу кончиками пальцев. - Куда она делась? Я звонил Жанне, дома ее нет. – Отец повернулся к Лехе, который в свою очередь оглядывался по сторонам. - Отключи звук у телефона… - Горячий шепот обжег ухо. Я выполнила просьбу, тут же почувствовав, как завибрировал мобильник. – Ответь… - Дернулась, смотря, как Шальнов отошел от жены. – Ответь, он не услышит… - Рука мужчины скользнула ко мне в карман, извлекла мобильник и поднесла к моему уху. - Да? – Как можно более уверенно произнесла я, невольно вздохнув от ласковых прикосновений мужской руки к моей спине. - Ты где? – Голос Шальнова вернул меня к действительности. - Какая разница? – Тяжелый Лехин вздох. – Жена тебя сейчас уничтожит, смотри, как бесится… - Незнакомец ущипнул меня, давая понять, что последнее сказано было лишним. От неожиданности я тихо всхлипнула. - Что?! Где ты находишься?! – Рука со спины снова переместилась на живот, влажные губы прикоснулись к шее. Затуманенный алкоголем и горячими ощущениями разум стал затухать, и я откинула голову на плечо мужчины, наслаждаясь его запахом. - Шальнов… - Рука сжала мою грудь и я застонала. – Не звони мне… Пока… - Что я творю?! - Кулемина! - Не сейчас… - Отключилась, тут же почувствовав, как горячие руки оставили мое тело. Хотела развернуться и снова неудачно. - Нравится быть второй? – Прошептал он. - Я никогда не была и не буду второй. – Напряглась, желая избавиться от этого наваждения. - Веришь в сказки про то, что жена это жена, а любовница единственная ЛЮБИМАЯ женщина? – Усмехнулся незнакомец. - Не смеши меня… Я не ищу любви. И он ее от меня не требует… - Какого черта я вообще это говорю? Что я тут делаю?! – Как тебя зовут? - Легкая добыча… - Прошептал он, шлепнув меня по ягодицам. – Скоро встретимся, видимо… - Шорох. Я резко обернулась, успев заметить лишь широкую спину. Застонав от своей тупости, плюхнулась на газон, закурив. Что он хотел сказать?.. Недавние слова Шальнова про возможную «охоту» на меня заставили неприятно сжаться сердце. Отогнав от себя все догадки, я выбросила сигарету и побрела к такси.

Глава 7. Обида

Утро встретило меня головной болью и, как следствие, хреновым настроением. Я доплелась до кухни, плюхнулась на стул и сразу закурила. Жанна села напротив меня, пытаясь поймать мой взгляд, который я упорно отводила к окну. Она протянула руку и коснулась кончиками пальцев ссадины на губе, вчерашнего «привета» от папаши. - Что случилось? – Вздохнула старушка. Я напряженно улыбнулась, отстраняя ее руку. - Не всем нравится правда о себе… - Жанна вскочила со стула и начала метаться по кухне. - Это он?! Это Никита?! – От ее крика голова разболелась еще больше. - Он… Только не надо истерик! – Залпом допила приготовленный старушкой кофе и вышла в коридор. - А Алексей… - Она пошла за мной. - У Алексея есть жена! Вот пусть ее и защищает! – Обида на Шальнова с новой силой накатила на меня. – А я ему никто! Так же, как и он мне! Все! Закрыли тему. – Резко остановилась в дверях и, обернувшись, улыбнулась. – Может заказать «папашку»? – Ха! Снайпер нанимает киллера… Я вздрогнула, вспомнив вчерашнее происшествие. Что и не говори, а мой новый знакомый меня взволновал, и я сейчас говорю не о сексуальном возбуждении. - Ленка! Ну, ты что?! – Запаниковала Жанна. Натянула кеды и посмотрела на нее. - Расслабься… Я пошутила. – Хотя, честно сказать мысль о заказе на папашу пришлась мне по вкусу. Погода, похоже, была солидарна с моим настроением. Я накинула на голову капюшон теплого балахона, закрываясь от мелкого, противного дождя, и, закурив, поплелась к школе. Дурацкое чувство грызло изнутри, словно кто-то наблюдал за мной. Огляделась по сторонам, но ничего подозрительного не заметила. Школьники, дворники и стайки ворон. Романтика, черт побери! - Дэвущка, а куда такой красывый собралася? – Зло сплюнув под ноги я обернулась, но тут же расплылась в улыбке. - Сейчас милицию позову Казанова кавказский! – Игорь рассмеялся и быстро чмокнул меня в щеку. - Ай-яй! Кулемина, что за расовые предрассудки? – «Виновато» пожала плечами и пошла вперед. Гуцул догнал меня и окинул внимательным взглядом. – Ну, что с тобой? Совсем родственичик настроение испортил? – Я повернулась к однокласснику и выпятила разбитую губу, чуть улыбнувшись. Игорек присвистнул и, как-то странно обернулся, будто ища кого-то. - Ты чего? – Насторожилась, пытаясь проследить за его взглядом. Но парень схватил меня за руку и, улыбаясь, потащил к школе. – Странный ты какой-то… - Ленка, ты знаешь… - Гуцул вдруг резко затормозил и подтолкнул меня к закутку в стене. – Тихо. Там Шальнов. – Вжалась в стену и зачем-то закрыла глаза. Я никого не вижу, меня никто не видит? Гениально… - Здравствуйте, Алексей Николаевич! - А, привет, Гуцулов! – Лехин голос заставил меня вздрогнуть. – Ты, что-то хотел? - Я? Да нет… Так… - Голос Игоря показался мне странным. – Как Ваши дела? - Неплохо… - А вообще? – Я улыбнулась. Всем своим тоном Гуцул показывал неприязнь к учителю, но было в нем и еще что-то… Какие-то странные угрожающие нотки. - Эм… Да все вроде хорошо. А ты с какой целью интересуешься? – Похоже, Леша растерялся от такого напора ученика. - Да так… Хорошо, когда уверен, что все хорошо. – Снова вздрогнула. Такой ледяной тон… Как у моего ночного знакомого. От собственной догадки я чуть не вскрикнула, но вовремя закрыла ладонью рот. - Лешенька! – Послышался издалека голос библиотекарши, и по тяжелым шагам я поняла, что Шальнов ушел. - Игорь… - Я вышла из-за стены и внимательно посмотрела на парня. – А ты чего меня от физрука то решил прятать? – Всегда спокойные карие глаза округлились, и взгляд заметался по сторонам. - Да я… Ну, ты такая расквашенная. А сегодня физра, я и подумал… - Мда… Бред! Бред! Бред! И как могла подумать, что он и мой новый знакомый одно лицо. Четко знала, что тот, с кем я провела безумную ночь… вернее пару безумных часов, и тот, кто вчера шептался со мной в кустах, это был взрослый, сильный и чертовски сексуальный мужчина. А вот Игорь, хоть и симпатичный, но… Нет, точно не он. - Ясно… - Лен… - Гуцул поймал мой невеселый взгляд и как-то виновато улыбнулся. – Ты очень хорошая… Я и не знал… - Развернулся и шепнул себе под нос. – А жаль… - Что?! – Он даже на месте подскочил. Видимо, я не должна была этого услышать. – Игорек, мне это не нравится, ты какой-то странный сегодня… Колись, что стряслось! - Да все нормально. Просто… - Парень закусил губу и тяжело выдохнул. – Ну, ты дала мне понять, что между нами может быть только дружба… Вот поэтому и «а жаль». – Я вопросительно выгнула бровь. – Ну, если бы ты не была бы ТАКОЙ. Я бы к тебе не привязался и было бы полегче… - Игорек… - Ой, ладно! Не бери в голову! Мы же друзья! – Он весело мне подмигнул и пошел вперед по коридору. Какой-то неприятный осадок остался внутри, после произошедшего. Хотя… Что-то я слишком подозрительная последнее время… Наверное, ПМС. Вполне довольная своим выводом я пошагала на урок. «Зайди!» - открылось входящее сообщение. Я тяжело вздохнула и бросила телефон в сумку. Игорь внимательно посмотрел на меня, затягиваясь сигаретой. - Скажи, зачем тебе все это? – Отвернулась, не желая отвечать. – Лен, ты же меня прекрасно слышишь. Что он для тебя? - Игорек, ты очень классный. Правда… Но это не твоего ума дела. – Взгляд парня прожигал изнутри. – Да не смотри ты на меня так! Я сама в своей жизни разобраться не могу, а тут еще и ты! - Я же помочь хочу… - Ха! Чем?! – Риторический вопрос. – Мне может помочь только «снипка» и парочка патронов! – Я вздрогнула и закусила губу. Обернулась на Гуцула, и мне совсем стало не по себе. Он понял, о ЧЕМ я говорила. «Снипка» - это снайперская винтовка на профессиональном сленге. – Я пойду… - Игорь кивнул, задумчиво, с какой-то досадой, провожая меня взглядом. Спина вмиг вспотела. Мне определенно не нравилось поведение одноклассника. - Я слушаю Вас. – Открыла дверь спортзала и, плюхнулась на лавочку. Шальнов вышел из подсобки и встал напротив меня. - Голову подними. – Грубо. Я не шелохнулась. Леха схватил меня за подбородок и силой заставил посмотреть ему в глаза. - Убери руки… - Слушай сюда! - Руки убери, мразь! – Вырвалась и отвернулась от него. Он выдохнул и сжал кулаки. - Куда ты вчера пропала? – Его ровный тон бесил. Я стиснула зубы и упрямо молчала. – Отвечай! – Ударил в стенку, так, что я невольно вздрогнула. - Вас это не касается… - С вызовом посмотрела ему в глаза. Шальнов был взбешен. Это читалась в его взгляде. - Встань! – Послушно поднялась с лавочки, смотря в сторону. Он схватил меня за волосы и поднес свое лицо к моему так, что я чувствовала его горячее дыхание. - Ударишь? - Ты не в себе! – Заорал, после впившись в мои губы. – Все, что ты делаешь касается меня… Поняла? Ты моя! Запомни: МОЯ! - Ты больной! – Меня затрясло. Ощущение какого-то тупого бессилия перед этим мужчиной накрыло с головой. – Я не хочу… - Что?! – Могу поклясться, что видела, как его глаза стали наливаться кровью. - Я не хочу так больше! Отпусти меня! Не хочу! – Схватилась за его футболку, утыкаясь в нее носом. – Не могу так больше! Я ненавижу тебя! Но не могу уйти… Почему, черт возьми?! Шальнов! – Он почти нежно сжал меня в объятиях, отчего моя истерика только усилилась. - Мы оба больны дуг другом! И ничего с этим не поделаем, крошка! – Слова хлыстнули по сердцу. Я отстранилась и посмотрела в довольные глаза мужчины. – Смирись. Твоя судьба такая… - Он несколько секунд молчал, что-то обдумывая. – Теперь ты понимаешь свою мать? – Моя рука словно сама собой взметнулась в воздухе и с силой опустилась на щеку Шальнова. - Я ненавижу тебя! – Вылетела из помещения, долбанув дверью о косяк. «Курить!» - единственная мысль, которая смогла пробиться сквозь поток бешеной обиды, накрывающей с головой.

Глава 8. Тревога

«Он не зовет ее по имени, боится спутать,
И ему кажеться, что об этом не стоит думать.
Она сомневается и каждый раз
Пытается найти любовь, в блеске его глаз.
Не звонит ему первая, ведь он женат…»

Зачем я пошла на физкультуру? Сама, если честно, еще не определилась. Наверное, чтобы показать Шальнову, что меня не трогают его слова. Э-ге-гей! Смотри! Мне не больно! Глупо? Ну, да… Но мне, блондинке, простительно. Весь класс выстроился в шеренгу и озадаченно перешептывался. Я сначала не предала этому значения, но потом заметила напряженные взгляды, которые одноклассники переводили с меня на хмурого Шальнова. - Так! Класс, слушаем меня внимательно. – Леха облокотился на стену, обводя взглядом учеников. – Сейчас у нас будет разминка, чтоб вы совсем не обленились. А оставшуюся часть урока мы посветим отмененному неделю назад уроку ОБЖ. Проще говоря, пойдем в тир. – По всему залу прокатилось радостное улюлюканье, а я лишь усмехнулась. М-да, вот оно наше отличие с одноклассниками: они радуются, беря в руки оружие, тут же представляя себя киногероем. А меня уже тошнит от этих кусков железа. В подвальном помещении, оборудованном под тир, было достаточно холодно и противно пахло сыростью. Я укуталась в куртку, прижалась к Игорю и с отсутствующим видом слушала, как Шальнов просвещает класс по поводу техники безопасности. - Все понятно? – Ребята дружно закивал. – Сейчас Лена покажет вам правильную технику выстрела. – От неожиданности я даже икнула. Ну, не дурак ли?! - Почему я? – Пристально посмотрела ему в глаза, мысленно мечтая убить взглядом. - Потому что так сказал ПЕДАГОГ! – Прорычал Леха. – А свои капризы прибереги для папаши! Пусть он их терпит! – Я не успела среагировать, как Игорь крепко сжал мой локоть, удерживая на месте. - Тихо… Он того не стоит. Спокойно! – Хитрая улыбка тронула мои губы. - Все в порядке… - Выхватила из рук «педагога» автомат, прицелилась и, не смотря на мишень, ухмыляясь, выпустила все патроны прямо в цель мишени. Класс загудел. Леха напрягся. Я кинула автомат на стол и пошла на выход. Все! Домой… Гуцул вдруг беззвучно выругался и с силой ударил кулаком по лавочке. Все-таки он странный… Еще и это дурацкое предчувствие, сжимающие мое сердце. Тьфу, хочу курить! - Теть Жан! Ну, ты же только приехала и опять уезжаешь! – Заныла я, смотря, как старушка собирает сумку. – А кто меня кормить будет? Воспитывать? - Ленка! Тебя даже если в клетку со львами запустишь, то они у тебя через минуту по стойке смирно посторятся. – Засмеялась Жанка. - А еды я тебе столько наготовила, что всех голодающих детей Африки можно прокормить. – Я тяжело вздохнула, поцеловала старушку и ушла к себе. Настроение окончательно упало. Впереди маячили унылые выходные. - Я уехала! Не натвори тут делов… - Дверь хлопнула и в квартире воцарилась тишина. Не натвори… Было бы что творить. Достав из шкафчика початую бутылку рома, я наполнила жидкостью кружку с остатками фруктового чая. Прикурила сигарету и забралась на подоконник. И снова обычное чувство – хочется выть. Я иногда думаю, что бутылка – это самое близкое, что есть в моей жизни

Глава 13. Поверь…

«Она боится слёз, слёзы обращая пылью.
Она мечтает взлететь на оборванных крыльях…
И всё как в фильмах: он, она в главной роли.
Это один шанс, одна любовь, одна история…»

Я сидела на подоконнике, прикуривая сигарету одну за другой. Стемнело. По стеклу скользили тяжелые дождевые капли. Мыслей как таковых не было. Как-то холодно на душе и… К своему удивлению поняла, что мне одиноко. Хотелось уткнуться в крепкое плечо и забыть об этом гребанном мире. Но самое страшное, что сейчас в моих фантазиях это плечо принадлежало не Шальнову. Внизу хлопнула дверь, заставляя меня сделать глубокую затяжку и сжаться в комок, словно Виктор мог увидеть мои мысли. Тяжелые шаги, и комната наполнилась его запахом. Он пах как-то по-особенному: табаком, мускусом и чем-то таким свежим… Так пахнет небо. Почувствовала, что он встал рядом. Буквально каждой клеточкой тела ощущала его энергию и силу. Не повернулась, только сильнее сжала тонкими пальцами фильтр сигареты. - Игорь - мой сводный брат… - Вздрогнула, скользя взглядом по мокрой листве за окном. – Не смотря на разных отцов, мы очень любим друг друга, и он не мог мне отказать. К тому же, это его работа… Ты ведь тоже стреляешь не по настроению? – Я кивнула. Аспирин, конечно, был прав. Вступая на такую жизненную дорожку, как выбрала я, становишься зависимым, даже подневольным. - Знаешь… Уже даже не больно. – Откинулась на стену и прикрыла глаза. – Для меня такой исход уже как будто логичен. Предательство, как единственный возможный финал. – Виктор опустился в кресло и тоже закурил. Несколько минут мы молчали. - Сегодня я встречался с Шальновым. – Я резко повернулась к мужчине, чувствуя призрачную надежду на спасение. – Он знает, что ты у меня… - И? – Сердце бешено заколотилось в груди. - Понимаешь… Ты ведь сама все знаешь. Он подчиняется твоему отцу… И не сделает без него ни шагу. - Я кивнула. – Да и самому… Ты для него всегда была, как кость в горле. К тебе прирастаешь, шальная. С тобой невыносимо! С тобой словно смерть всегда за спиной маячит… Но без тебя невозможно… - Дыхание перехватило, сердце тоже замерло. – Он вздохнул без тебя… - Откуда ты знаешь? – Виктор резко поднял голову, смотря мне в глаза. - Он… - Нет! Откуда ты знаешь, про меня? – Виктор поднялся и подошел ко мне вплотную. Его глаза… Столько слов, а они как и прежде холодные, даже пустые. - Я не отдам тебя… Туда не верну… - Я сглотнула, чувствуя, что начинаю дрожать. - Не надо мне врать! Что это – эксперимент?! Сколько я еще смогу выдержать? – Я оттолкнула его и попыталась слезть с подоконника. – Прекрати, я прошу тебя! Не добивай меня! Я не малышка в розовых очках. И себя не обманываю – так легче. Я бешенная? Меня в клетке держать надо?! Ну, так скоро все закончится! Со мной церемониться не будут! Оттрахают может под конец, а потом… Пам! – Я приложила два пальца к виску, имитируя выстрел. – И вы, благородные страдающие мужчины, вздохнете спокойно. – Он сдернул меня с подоконника и прижал к себе. Я попыталась отстраниться, но он лишь сильнее обнял. – Пусти… - Я не отпущу тебя… Увезу тебя… Спрячу. - Замерла, слушая ровные удары его сердца. – Я так много хочу сказать тебе… - Говори… - Сжала пальцами его футболку, вздыхая такой необходимый сейчас запах. - Я не хочу, чтобы это были просто слова… - Аккуратно обнимая, он опустил меня на мягкий ковер. Смотря мне в глаза, начал расстегивать тонкую рубашку. Слишком медленно, пуговица за пуговицей. Его глаза блестели в свете яркой луны, словно две ледышки. Прохладная ткань разошлась, полностью обнажая меня. Провел руками по груди, бокам и медленно потянул вниз трусики, оставляя на коже невидимые ожоги от горячих пальцев. Поднял за руку на себя, стягивая с плеч рубашку. Повернул к себе спиной, и я завязал рубашкой глаза. Я вздохнула, но тут же ощутила горячие губы на своей шее. Надавил на плечи, заставляя лечь на живот. Ощущения обострились, каждое его прикосновение, будто обжигало. – Я хочу, чтобы ты все почувствовала… - Наклонился и поцеловал шею под волосами, прокладывая дорожку вниз. Мое дыхание стало чаще. Его руки безостановочно гладили меня, вызывая тихие стоны желания. – Ты готова? – Я кивнула, прислушиваясь к своим ощущениям. Язык прошелся по прямой и очертил два полукруга рядом, простонала, понимая, что он пишет все то, что хочет сказать. «Верь мне…» - Голова пошла кругом. Хотелось кинуться ему на шею, и пообещать все на свете. Впервые в жизни я хотела верить. Почему? А в этом было слишком страшно признаваться… - Я верю… - Почувствовала, как улыбнулся и поцеловал меня между лопаток. Широкая, чуть шероховатая ладонь скользнула по моим ягодицам к бедрам, раздвигая ноги. Я закричала, ощутив в себе его пальцы, которые начали медленные движения, сводя с ума. Губы снова коснулись спины. И новая череда этих бешенных алфавитных ласк. Я понимала каждую букву, словно он выжигал их на спине. На какое-то мгновение показалось, будто он клеймит меня, и это дикое признание навсегда останется на спине. «Я не отдам тебя никому…» - Да! Пожалуйста… - Скажи почему? Почему ты хочешь этого?! – Прошептал, опускаясь поцелуями на копчик. По едва ощутимой дрожи я поняла, что он на пределе. – Почему?.. - Твоя! – Закричала охрипшим голосом, прогибаясь в спине, чувствуя, как движение мужской руки становятся сильнее. – Забери меня… Возьми меня… Витя! – Словно в берду. В голове стоял туман. Я поняла, что сошла с ума. Из-за него. Уже ничего не понимала. Только чувствовала его… Опустил губы на копчик, прикусил кожу и каждая моя клеточка ощутила его шепот: «Люблю…» Распахнула глаза и тут же заорала от сильнейшего толчка. Он ворвался в меня, словно зверь. Не останавливаясь ни на секунду, заглушая здравый смысл, оставляя за собой лишь бешеную страсть. - Ленка… - Зарычал, оставляя болезненные следы от пальцев на бедрах. – Ты моя! Моя… - Да-а! – И я не жалела… Сейчас, растворяясь в волнах дикого оргазма, я действительно отдала себя ему… Но не жалела…

Глава 14. Утро

Мне кажется, что я улыбалась всю ночь. В голове мелькали кадры моего детства, и звучал такой дорогой мне шепот. « - Ленка! Ну, что опять? – Мужчина тянул за руку светловолосую девчушку, которая то и дело оборачивалась на здание детского сада. – Зачем ты Артура побила? - Дед! Да он! Да они… - Малышка топнула ногой. – Ух, ненавижу этих мальчишек! Зачем они вообще нужны?! - Между прочим, я тоже мальчик! – Улыбнулся Петр Никанорович, смотря в растерянные зеленые глаза внучки. - Нет… Ты дедушка! И я тебя очень люблю! А этот Артурчик! – Лена рванулась обратно в садик, но дед успел ее остановить. - Эх ты… Вот вырастишь большая и появиться у тебя мальчик, которого ты будешь любить больше меня! - Дед! Ты что несешь?! – Совсем по-взрослому воскликнула девчушка. – Я всю жизнь буду любить только тебя! И больше никого! – Лена опустила глаза и тихо добавила. – Я не хочу, как мама… - Петр Никанорович тяжело вздохнул и опустился на корточки перед внучкой, ловя ее взгляд. - Не бойся! Ты будешь самой счастливой девочкой на свете! – Малышка обняла старика. – А полюбишь ты обязательно… Однажды, ты и сама этого не заметишь. Когда не будешь ждать, совсем неожиданно, полюбишь… - Дурной ты, дед! – Засмеялась девчушка и вприпрыжку побежала к машине.» Я открыла глаза и повернулась на бок. Виктор спал, крепко сжав руками подушку. Иногда он громко выдыхал носом и, словно скалился. Не удержавшись, провела кончиком пальца по его щеке. Он дернулся, но не проснулся, лишь закусил губу. Улыбнулась и, облокотившись на руку, стала всматриваться в незнакомое лицо, ставшее для меня таким родным за последнее время. Дедушка, неужели ты был прав?! Да нет… Я же не могу влюбиться вот так… Глупо все это. Скоро мы расстанемся навсегда, и если мне и удастся себя спасти… При мысли об этом сердце рванулось в груди, я глубоко вздохнула, откинулась на спину и, закрыв ладонями лицо, застонала. Я не хотела уходить, не хотела без него, не хотела… Дышать?! «Я не отпущу тебя… Увезу тебя… Спрячу.» Снова повернулась к мужчин и, переполняемая эмоциями, прижалась к нему всем телом. Виктор открыл глаза и молча смотрел на меня. - Привет… - Я улыбнулась и потянулась к его губам. Он легко коснулся их своими и отстранился. - Доброе утро… - Поднялся с кровати, отошел к окну и закурил. Пожала плечами и, натянув его футболку, тоже закурила. Он обернулся и обвел меня ледяным взглядом. – Лен, я же привез твои вещи, так почему ты надеваешь мои? Они уже все пахнут тобой… - Тебе не приятно?.. - Я сглотнула, прижимая к себе колени. Неприятная дрожь пробежала по спине. - Не в этом дело… - Кивнула и, стянув с себя рубашку, прошла к душевой двери. Обернулась. Он все так же стоял у окна, прикуривая следующую сигарету. Смуглые пальцы нервно тарабанили по стеклу. Душ помог остудить неприятное предчувствие, зародившееся внутри. Я надела светлые джинсы, футболку и вышла из душевой. Виктора я обнаружила на кухне. Все такой же хмурый, он пил кофе. Налила себе стакан сока, уселась на подоконник и закурила. - Почему ты так ненавидишь отца? – Вдруг спросил мужчина. Я дернулась и посмотрела на него. - А ты считаешь не за что? – Он пожал плечами. – Почему ты спрашиваешь? - Да так… - В его глазах скользнуло непонимание. - Скажи, почему ты спрашиваешь?! – Вспылила я. Ненавижу, когда чувствую, что человек что-то не договаривает. - Я сказал, что просто спросил! – Рявкнул Аспирин, ударив кулаком по столу. Я поежилась и теснее прижалась к стеклу. Он залпом допил кофе и откинулся на спинку стула. Тишину в кухне прерывал лишь тиканье стрелки часов и тихое жужжание холодильника. Мне вдруг захотелось оказаться в собственной постели, зарыться с головой под одеяло, слушать ворчание Жанки и не думать не о чем. А главное подальше от него. Я дура! Дежурные фразы, ласки и я уже на все согласна. Неконтролируемые эмоции, слетевшие с его губ в порыве страсти, а я поверила. Виктор поднялся со стула и пошел на выход. - Ты врал ночью? – Прошептала я, заставляя его замереть. Он несколько секунд молчал. - А что думаешь ты? - Я не знаю… Не знаю кому мне верить. – Сделала глубокую затяжку. – Знаю одно. Не хочу любви. Нет ее, понятно?! НЕТ! – Аспирин развернулся и пристально посмотрел мне в глаза. - Ты маленькая дура! Закрылась в себе, как в панцирь! И не черта понимать не хочешь! – Его тон пробивал на озноб. – Ты просто боишься! Внутри понимаешь, что все! Влюбилась! Но выжигаешь в себе эти чувства! Дура! – Ударив кулаком в косяк, он вылетел из кухни. Через минуту хлопнула дверь, и я услышала шум мотора и визг колес. Вышла в прихожую и прислонилась лбом к входной двери. Пару раз ударила по ней кулаком и, развернувшись, сползла на пол. Мерзкое предчувствие сжимало сердце. Кавардак мыслей давил на виски. Я обхватила колени руками и принялась раскачиваться туда-сюда. Не понимала, во что теперь верить?! Когда он врет? Когда сжимает меня ночью в горячих объятиях или с утра, когда его ледяной взгляд заставляет дрожать, словно от порыва ветра. Но самым страшным для меня становилось то теплое чувство, заставляющее замирать мое сердце, когда я слышу его шаги и чувствую запах. Я схватилась за волосы и застонала. Что же мне делать? Весь оставшийся день я слонялась по дому, прислушиваясь ко всем звукам со двора. Четвертая кружка кофе и вторая пачка сигарет. Включила телевизор. Но кадры плыли перед глазами, не желая складываться в одну картинку. Прилегла на подушку, чувствуя, как отяжелели веки. Проснулась я, когда стрелка часов достигла половины пятого утра. За окном чуть забрезжил рассвет. Я поднялась с кровати и прошла на кухню. Дом буквально звенел тишиной, и я поежилась. - Виктор! – Ответа не последовало. Я обошла все комнаты, но мужчины негде не было. – Витя… - Уже не надеясь, прошептала я, возвращаясь в спальню. Завернулась в плед, забралась на подоконник и прислонилась лбом к холодному стеклу. Хотя бы постараюсь заснуть. Холодно…

Глава 15. Шанс

«Всё время, что без тебя
Я стала просто немой.
Очень трудно дышать,
Просто существовать…
Без тебя…»

Застонала и проснулась от ноющего чувства в спине. Ничего себе, и как я умудрилась не свалиться с этого подоконника? Спустилась на пол, размяла затекшие кости и вышла из комнаты. В доме по-прежнему царила звенящая тишина. Я приготовила кофе, уселась за стол и выглянула в окно. Дождь словно и не прекращался. В Москву окончательно пришла осень. Дождливая. Хмурая. Холодная. Пальцы обжигала горячая кружка, сигаретный смог будто погружал меня в собственные мысли все глубже и глубже. Где Виктор? Почему мне до безумия хочется увидеть его? Что я чувствую, в конце концов? Я знала только одно, что таких чувств, как сейчас не испытывала никогда. В сознании возник образ Лехи, и я выронила кружку из рук, невидящим взглядом уставившись на осколки, залитые темной жидкостью. Вот же оно. Только сейчас, вдали от него я окончательно поняла себя. Свои чувства к Шальнову. После смерти деда у меня не было никого роднее Алексея. И я просто испугалась, испугалась, снова остаться одной. Можете называть это детской травмой, как угодно… Вот почему я не могла уйти, отпустить его. СТРАХ. Нет, конечно, я не отрицаю, что он привлекал меня как мужчина, но это слишком тонкая материя для такой привязки. Что же произошло сейчас? А сейчас я нашла человека с которым действительно хочу быть… Дышать… Я помотала головой, сморщившись. Где же он, когда так нужен? А если это конец? Что если он уехал навсегда, а за мной приедут его «клиенты»? Сердце екнуло в груди. Я сжала кулаки и попыталась успокоиться. Но чувство приближающейся опасности сильнее окутывало меня изнутри. А что если с ним что-то случилось? Вдруг у Шальнова и папаши проснулась совесть? И они… Его… Нет! Даже думать об этом не хотелось, а перспектива вернуться домой, казалось вообще какой-то нереальной мукой. Что же со мной происходит?! Весь оставшийся день я валялась на диване в гостиной, пялясь в потолок. Телевизор мелькал веселыми кадрами какого-то фильма об идиллии молодожен. От такой сладости аж зубы сводило. Да уж, мне далеко до героев розовой комедии. Когда на улице стемнело, я загорелась желанием напиться до отключки, чтобы не думать ни о чем. Рейд по ящикам ни к чему не привел. Пришлось сделать себе крепкий кофе и вернуться к голубому экрану. Ливень за окном убаюкивал, и я начала проваливаться в сон. Прикрыла глаза, и тут меня буквально оглушило громким хлопком входной двери. Я сжалась в комок, подтянув колени к груди, с ужасом вглядываясь в темную прихожую. На пороге возникла покачивающаяся фигура Виктора, в руке блеснул пистолет, который мужчина откинул в угол комнаты. Он сделал шаг вперед, пошатнулся и схватился за дверной косяк. Я лежала, боясь пошевелиться. Сердце стучало так, что, казалось, было слышно по всей округе. Аспирин громко выдохнул и снова стал приближаться к дивану. Подошел вплотную и сдернул плед. Взгляд пустых, холодных глаз, поддернутых дымкой алкоголя, впился в меня. Задрожала. Кажется, впервые в жизни испытывала ТАКОЙ страх. Молчание затянулось. Виктор вдруг резко схватил меня за толстовку в районе плеча и рывком сорвал с дивана. Я, не ожидая такого, упала на колени, прямиком к его ногам. - Что ты делаешь? – Вместо крика получился хрип. Он молча поднял меня на ноги, схватил за запястье и потащил в прихожую. Неужели?! Я попыталась вырваться. – Нет! Пожалуйста! Витя, нет! Не надо, ты же обещал!!! – Он не слышал меня, лишь сильнее сжимал мою руку в своей. На мгновение обернулся. Щетинистое лицо было словно высечено из камня, ни каких эмоций. – Я прошу тебя! – Шансов не было. Я сжала руку, так что ногти впились в кожу ладони. Зажмурилась, следуя за ним. Аспирин вдруг остановился, я открыла глаза, наблюдая, как он открывает входную дверь. Секундный взгляд, глаза в глаза и он с силой вытолкнул меня на улицу. Ноги не слушались, я упала на землю. Сгруппировалась и обернулась на мужчину. Он стоял в дверях, испепеляя меня холодом синих глаз. - Уходи… Я дарю тебе свободу. – Его голос звучал очень глухо. Я медленно поднялась на ноги, но не двинулась с места. – Убирайся, черт возьми! Пошла вон! Уходи, пока я не передумал! - Вить… - УБИРАЙСЯ! - Он снова толкнул меня. Засунул руку под пиджак. Словно в замедленной съемке я наблюдала, как он прицелился и выстрелил мне под ноги. – Пошла!!! – Тело среагировало само собой. Я понеслась вперед, не разбирая дороги, подгоняемая его пьяным криком. – Во-он! Бежала, пока е выдохлась. Впереди был слышен шум трассы. Казалось, вот она свобода. Все было мне на руку. Например, моя дурацкая привычка не носить кошельки, а распихивать деньги по всем карманам. И сейчас у меня на руках было около трех тысяч. Я думаю до Москвы добраться я смогу без проблем. Все отлично? Как бы не так! Меня словно магнитом тянуло обратно. Развернулась и твердой походкой направилась обратно. Пусть он лучше меня пристрелит, потому что я больше не хочу БЕЗ НЕГО. Улыбнулась. Да, дедуль, ты был абсолютно прав… Дверь по-прежнему была на распашку. Я тихо вошла в прихожую, стянула кеды, чтобы не шуметь. Аккуратно прошла в гостиную. Пусто… Подошла ко входу на кухню и замерла. Он стоял у стола, уперевшись в него руками, низко опустив голову. Пистолет валялся почти у моих ног. Я присела и подняла его. Медленно подошла к Виктору и протянула оружие, так чтобы дуло смотрело на меня. Он вздрогнул и поднял глаза, которые тут же потемнели и налились злостью. - Лучше выстрели… Я по-другому не уйду. – Он сжал рукоятку в своей ладони. Я прижалась к дулу грудью, прямо смотря мужчине в глаза. – СТРЕЛЯЙ! – Закричала, ударив его по плечу. Он зарычал, откинул оружие и схватил меня за волосы. - Зачем?! Какого черта ты вернулась?! Дура!!! ЗАЧЕМ?! – Попытался оттолкнуть, но я вцепилась пальцами в его футболку и уткнулась в нее носом. - Нет! Я не уйду! Я не хочу… Не могу! – Он схватил меня за плечи и с силой встряхнул. - Ты же сама себе смертный приговор подписываешь? Ты, что не понимаешь? Тебе бежать от меня надо! Бежать, не оглядываясь! Слышишь?! Я же зверь. Я же твоя смерть! Что же ты творишь?! – А мне было плевать. Он моя гибель? Значит, это будет самая счастливая смерть, потому что с ним. Я заглянула в его глаза, очередной раз поражаясь их свету. – Ты мое небо… - Ты пожалеешь! Ты не знаешь меня! А ведь я давал тебе шанс! Лучше убирайся! - НЕТ! – Он выругался, и толкнул меня на стол, потом схватил за горло и уложил так, что ноги я полностью оказалась на нем. - А так тебе нравится?! Привыкла к нежным поцелуйчикам? Так может тебе реальность показать?! – Я сглотнула и кивнула. – Какая же ты… - Схватил со стола большой нож, дернул толстовку и разрезал ткань ножом, а следом майку. – Этого ты хочешь? - Да! – Закричала я, откидываясь на столешницу. Он расстегнул мои джинсы и буквально сорвал их с меня, схватил мою ногу, закидывая себе на спину, накрыл меня своим телом. Сталь ножа скользнула по моей коже, его губы впились в мои, до боли прикусывая их. Я стонала, всем телом выгибаясь на встречу Виктору. - Что же ты натворила?! – Провел ножом по горлу, приподнялся, стянул свои джинсы и силой ворвался в меня. Я выгнулась и закричала так, что у самой голова кругом пошла. Аспирин откинул нож, схватил меня за волосы, совершая грубые, практические животные толчки. – Ты пожалеешь… Пожалеешь, что не ушла! - Нет… Нет… Я… - Молчи! Не произноси это! Молчи! – Снова страстный поцелуй и грубые руки, сводящие меня с ума. Когда все закончилось, он попросил меня уйти наверх. Я стояла на месте, комкая в руках обрывки вещей. Он повернулся, смотря на меня с каким-то непонятным чувством. Сожалением, что ли?.. Я кивнула и поднялась наверх. Потом всю ночь я тонула в сигаретном дыму, безучастно наблюдая за скользящими по стеклу каплями и слушая звон бутылок из кухни…

Глава 16. Проснись…

«Наивная?.. Просто хотела быть кому-то нужной, так чтобы дышать без нее не могли, чтобы сердце бешено билось, когда она рядом… Просто хотела быть нужной кому-то, также как ей нужен был он…(с)» Он зашел в комнату, когда уже светало. Я не повернулась, наблюдая за тем, как за окном по земле стелется туман. - Ты пила таблетки? – Его голос сегодня хрипел больше обычного. Я кивнула, на секунду обернувшись. Красные глаза, синяки и осунувшееся, помятое лицо – все говорили о том, что его ночь была такой же бессонной, как моя. – Молодец… Кофе будешь? – Я прикурила и помотала головой. Он облокотился на дверной косяк и внимательно посмотрел на меня. – Я сделал тебе больно вчера? - Разве я дала повод так думать? Никаких увечий ты мне не причинил, если ты об этом… - Усмехнулась, снова отворачиваясь. – А мое душевное состояние это целиком и полностью мое дело. Ведь так? – Услышала его вздох и шаги. - Аспирин… - Он обернулся. - Почему не по имени? - Какая разница? Слушай, есть снотворное? – Он удивленно округлил глаза. – Не смотри не меня так. Состояние дурацкое, проспать бы неделю… - На полке посмотри. – Он вышел. Я нашла нужную таблетку, запила стаканом воды и улеглась в кровать. Еще долго смотрела в ровный потолок, не о чем не думая, пока не забылась беспокойным сном. - Проснись… Эй, шальная. – Я перевернулась на другой бок, откидывая руку со своего плеча. – Лен… - Открыла глаза, не шевелясь. - Что тебе нужно? - Просыпайся… - Странный человек… Он думает, что я с ним сейчас во сне разговариваю? Села на постели, смотря перед собой. – Собирай свои вещи. Нам пора. Через час уезжаем. – Я посмотрела в окно – темно. Перевела взгляд на часы – девять вечера. - Ты же обещал… - Он посмотрел мне в глаза и отвернулся. - Собирайся… - Вышел из комнаты. Я кинула подушку в закрытую дверь. Поднялась и прошла в ванну. Умылась холодной водой и посмотрела на свое отражение. Ну, вот и все… Нашлась цена за мою жизнь. Кинула взгляд на сумку со своими вещами и чуть не закричала от внезапной догадки. Он сказал собрать вещи! Вряд ли это понадобилось бы, реши он отдать меня на растерзание. Таблетки! Какая ему собственно разница залетела я или нет?! – Ты моя! Моя… Неужели?! Закинув в сумку футболку, я буквально скатилась вниз по ступенькам, улыбаясь во все тридцать два зуба. Виктор, увидев меня, залпом допил кофе и хмуро кивнул на входную дверь. Мы вышли из дома, сели в машину. Я обернулась и заметила на заднем сидении его куртку и две бутылки водки. Странный выбор для того, чтобы отметить мою свободу. Хотя… Может он так прощается со своей спокойной жизнью? Да уж, судя по его напряженному лицу, не очень-то он и счастлив… Когда молчание уже стало невыносимым, я повернулась к нему, желая хотя бы узнать куда мы едем и тут мы резко свернули и остановились на небольшой площадке, на похожей обычно сдают вождение. Вдруг с противоположной стороны показались свет фар, и через минуту на площадку въехала вторая машина. Виктор как-то странно посмотрел на меня, вздохнул и вышел. Я похолодела. Дура! Дура! Выскочила из машины и бросилась к нему, начала осыпать широкую грудь ударами. - Что это? Витя?! Как ты мог? Нет! Поехали, пожалуйста! – Он стоял неподвижно, смотря прямо мне в глаза. – Сволочь… Я ненавижу тебя! - Иди… Прошу тебя! – Я посмотрела на него, развернулась и сделала пару шагов к машине. Фары ослепляли меня, но я смогла разглядеть две фигуры, покинувшие автомобиль. Еще пару шагов. Человек, вышедший со стороны водительского сидения, сделал шаг вперед и замер. - Ленка?! - Я остолбенела. – Я ничего не понимаю! Что здесь происходит?! - Леша… - Прошептала и тут же обернулась на Виктора. Он просто решил вернуть меня «своим». А я то… Хотела сделать шаг к Шальнову, но… - Стоп! – Цепкая ручка вцепилась в мой локоть, а виска коснулось дуло пистолета. – Какая приятная встреча! Правда, Леночка? - Вероника! – Заорали оба мужчины, кинувшись к нам. - Стоять на месте! – Рявкнула жена Шальнова. – Я пристрелю ее, если вы сделаете еще хотя бы шаг. И ты, не дергайся, сучка! – Я кивнула. Да и что оставалось? Вероника обучена не хуже меня. И как только я попробую хотя бы напрячься для удара, она тут же нажмет на курок. - Что ты задумала? Вези ее домой! – Я повернулась в сторону Аспирина, не веря своим ушам. Ощущение было, что он избавляется от меня, словно от пиявки. - Конечно, Витенька, только кое-что расскажу малышке. Чтобы завершить концерт! - Заткнись! Не смей! – Заорал Виктор. - Что здесь происходит?! Вероника! – Шальнов был удивлен не меньше моего. - Степнов! По-моему, наши друзья не в курсе? Так не честно! – Степнов?! Теперь я знаю его фамилию… Вероника засмеялась, теснее вжимая дуло мне в висок. Виктор опустил голову и запустил пятерню в волосы.- Итак! Начну сначала. Лешка! Я люблю тебя! Безумно! И всегда думала, что это взаимно… Пока не появилась эта! – Шальнова чуть толкнула меня, схватила за волосы, оттянула голову назад и заглянула в глаза. – Знаешь, что такое ждать его вечерами, зная что он с тобой? Знаешь, что такое ложиться с ним в кровать и чувствовать, что он пахнет тобой? А еще попробуй представить, что такое прийти к нему на работу, в школу, будь она проклята, и увидеть, как он ласкает тебя?! Услышать, что с ума от тебя сходит? Знаешь, что чувствуешь при этом?! Сдохнуть хочется! У меня была любовь! Пока ты не сломала ее! Тварь! – Дернула меня за волосы. Я зажмурилась, стиснув зубы. - Вероника, остановись! Я люблю тебя! – Лехин взгляд метался по нашим лицам. – Прекрати, я прошу тебя! Поехали домой! - Заткнись! Я не договорила! – Вероника повернула мою голову к Виктору. – Ну, что, дорогой! Может, сам расскажешь? Ей в глаза? - Прекрати эту клоунаду! Отпусти девчонку! - Не хочешь, как хочешь! Я продолжу! – Вероника обиженно вздохнула. – Ты не представляешь, сколько раз я мечтала, как убью тебя! Лелеяла в голове варианты твоей смерти. И уже почти решила, но… Согласись, слишком не честно то, что моя боль останется со мной. Всякий раз, глядя мужу в глаза, я буду вспоминать тебя. А ты просто подохнешь? Нет-нет! Сколько же бессонных ночей, я обнимала его, - Девушка кивнула на Шальнова. – И думала, как заставить тебя страдать также, как я! Ничего не подходило и тут… Аллилуя! Лешенька сам подсказал мне вариант, попросив найти досье на знаменитого Аспирина! – Я дернулась и посмотрела на Степнова. Он прожигал меня своим взглядом. – А теперь самое главное! Куда же делись все твои принципы, Кулемина? Нет любви?! А ты, чушка, повелась! По уши втрескалась, стоило ему пару раз трахнуть тебя и пошептать нежностей. Маленькая дура! – Ощущение, словно сдавили горло. Я начала задыхаться. Ну, как бы тебе объяснить… Он не пользуется, скажем так, классикой. Никаких снайперских пуль прямо в лоб, взрывов машин и прочего. У него свои изощренные методы. Красивые, я бы сказал. Хочешь – твой враг в психушке, хочешь – сам на себя руки наложил, хочешь – его убила собственная любовница. В общем, все, на что горазда твоя фантазия… -Вот так-то, девочка! А теперь почувствуй все, что испытала я. Ты не нужна ему! Выполнил задание и выкинул тебя! Также как и все остальные! Кинул! Ты бесполезная тварь! – Вероника отступила назад, отпуская меня. А я даже пошевелиться не могла, только смотрела в его глаза. Они наконец-то говорили… Говорили о том, что в словах Шальновой не было ни капли лжи. - Что вы натворили?! Ленка… Ты плачешь?! - Зашептал Шальнов. Тут я только почувствовала, что по ледяному от пронизывающего ветра, лицу текут обжигающие слезы. - Ой, какая нежность! – Засюсюкала Вероника. – Ну и что в этом такого?! Пусть плачет! - Она никогда не плакала… - Все таким же ошарашенным голосом проговорил Леха. – Ленка! – Я не слышала. - Прости… Меня… - Виктор сделал шаг на встречу мне. Я резко развернулась, схватила Веронику за шею и вырвала из ее расслабленной руки пистолет. Оттолкнула от себя, повернулась к Степнову и навела дуло на него. - Отойди! – Голоса не было, получилось только прохрипеть. - Лен, что ты задумала? – Закричал Шальнов. -Лех, не лезь. – Ответила, не оборачиваясь. – Отойди! – Аспирин не двинулся. Услышала шаги. – Шальнов! Стой на месте! - Толкни… - Прошептал Степнов. Только мы вдвоем знали, о чем он говорит. Я почти ничего не видела – слезы застилали глаза. – Давай… - Я же просила тебя! – Закричала и нажала на курок. Выстрел. Второй. Третий. Он стал оседать, схватившись за плечо. – Просила!!! - Ленка! – Заорал Леха. Я рванулась вперед, открыла дверцу машины Степнова, продолжая держать пистолет на вытянутой руке. Не могла отвести взгляд от его лица, искаженного болью. - Прости… - Бог простит. Небо не знает фаворитов… - Уселась в автомобиль, сдала назад, и сильнее ударив по газам, выехала на трассу, заглушая крики визгом тормозов. Не помню, сколько времени я гнала вперед по трассе. Не видела ничего впереди. По лицу продолжали течь слезы. Я остановила машину в зарослях высоких кустов и вышла. Подняла лицо к небу, ловя губами капли начавшегося дождя. Крик, вырвавшийся из горла, словно сжигал все эмоции, оставляя только дикую боль. Я упала на колени, схватив пальцами мокрую траву. - За что?! За что ты так со мной?!! – Вскочила на ноги, открыла заднюю дверцу машины, выхватила бутылку водки и, открутив крышку сделала три больших глотка. Закашлялась от обжигающего вкуса. Слезы брызнули с новой силой. Я прислонилась к дереву, чувствуя, что начинаю дрожать от ледяного ливня, хлещущего с небес. Когда снова села за руль, в голове все шумело. С трудом держа глаза открытыми, завела машину. Выехала на дорогу, набирая скорость. - Ненавижу! Ненавижу эту жизнь! – Закричала, лупя руками по рулю. Замотала головой, отгоняя накатывающуюся дремоту. Прикрыла глаза на секундочку и… Визг колес, удар, собственный крик, жуткая боль и… СВОБОДА…

Глава 17. Тайна

Я открыла глаза и тут же комната завертелась передо мной, мелькали какие-то кадры памяти. Не могла понять, что произошло, где я, где сон, где явь. Прищурилась и рассмотрела в темноте мужской силуэт, прислонившейся к стене. - Леша… Воды… - Сказанное далось с трудом. Голова словно раскололась на части и я, закрыв глаза, откинулась на подушки. Мужчина подошел к кровати, аккуратно приподнял мою голову и губ коснулось прохладное стекло стакана. От прикосновения мужских пальцев стало тепло. Голова снова закружилась, и я стала впадать в дремоту. Последней мыслью было то, что Шальнов какой-то не такой. Губы словно сами собой прошептали не пойми откуда взявшуюся в сознание фразу: - Леш… Ты небом пахнешь… - А дальше снова темнота. Дико зачесался лоб, я подняла руку, пытаясь его почесать, но тут же вскрикнула от боли. Застонала и тут же почувствовала теплые руки, гладящие меня. - Что? Что, девочка моя? Больно? Потерпи, потерпи. Позовите врача! – Приоткрыла глаза и вздрогнула, увидев… отца. Всегда идеально выбритый, сейчас его осунувшееся лицо покрывала многодневная щетина. Покрасневшие глаза с болью всматривались в мои. – Что ты делаешь тут?! Уйди! – Скривилась от резкой боли. - Почему так больно? Что с мной… - В помещение вбежала девушка в больничном халате. Схватила мою руку и воткнула в вену иглу шприца. А я безотрывно наблюдала за отцом. Он устало опустился в кресло, низко склонил голову и что-то зашептал, обхватив ее руками. Медсестра вышла из палаты, я зажмурилась, наконец, вспомнив, что со мной произошло. Я сжала кулаки и зажмурилась. - С твоей матерью мы познакомились в школе. – Вдруг заговорил отец. Я открыла глаза, удивленно смотря на него. – Как посмотрела на меня своими огромными, яркими глазами, так я пропал. Портфель ей таскал, шоколадки дарил. А она улыбалась, но молчала. Только в десятом классе я понял, что того, что чувствую я к ней, она ко мне никогда не сможет. И единственным выходом для меня было стать ей лучшим другом. Так и пошли по жизни: она – моя любовь, а я - ее друг. – Отец горько усмехнулся и посмотрел на меня. - Потом мы как-то потерялись в студенческой рутине. Встречались иногда в коридорах института, улыбались друг другу и разбегались. Про ее новый роман болтал весь курс. Красивый, богатый мужчина, забирающий ее каждый день на дорогущей тачке. Все радовались, кроме меня. Я терял ее… Терял даже, как друга. Она по-прежнему улыбалась, только глаза уже были другими. В них появилось сумасшествие… Она с ума сходила по нему. Постепенно смерился, только иногда вспоминая ее. Она появилась слишком неожиданно. Я уже закончил институт, по профессии не пошел… Впрочем, ты сама знаешь, чем занимался твой дед и я… - Кивнула. – Тогда я ехал с первого своего задания. Ничего такого – деньги выбивали. Но я чувствовал себя королем мира. Вышел из машины и увидел ее. Она сидела у моего подъезда. Дрожала. Я молча взял ее за руку и повел домой. Налил чая, дал плед и ушел на кухню. Она пришла через минуту, опустилась на колени. - Помоги мне… - Положила голову на мои ноги и начала рассказывать. Тот мужчина был для нее всем. А она для него, к сожалени

Глава 13. Поверь…

«Она боится слёз, слёзы обращая пылью.
Она мечтает взлететь на оборванных крыльях…
И всё как в фильмах: он, она в главной роли.
Это один шанс, одна любовь, одна история…»

Я сидела на подоконнике, прикуривая сигарету одну за другой. Стемнело. По стеклу скользили тяжелые дождевые капли. Мыслей как таковых не было. Как-то холодно на душе и… К своему удивлению поняла, что мне одиноко. Хотелось уткнуться в крепкое плечо и забыть об этом гребанном мире. Но самое страшное, что сейчас в моих фантазиях это плечо принадлежало не Шальнову. Внизу хлопнула дверь, заставляя меня сделать глубокую затяжку и сжаться в комок, словно Виктор мог увидеть мои мысли. Тяжелые шаги, и комната наполнилась его запахом. Он пах как-то по-особенному: табаком, мускусом и чем-то таким свежим… Так пахнет небо. Почувствовала, что он встал рядом. Буквально каждой клеточкой тела ощущала его энергию и силу. Не повернулась, только сильнее сжала тонкими пальцами фильтр сигареты. - Игорь - мой сводный брат… - Вздрогнула, скользя взглядом по мокрой листве за окном. – Не смотря на разных отцов, мы очень любим друг друга, и он не мог мне отказать. К тому же, это его работа… Ты ведь тоже стреляешь не по настроению? – Я кивнула. Аспирин, конечно, был прав. Вступая на такую жизненную дорожку, как выбрала я, становишься зависимым, даже подневольным. - Знаешь… Уже даже не больно. – Откинулась на стену и прикрыла глаза. – Для меня такой исход уже как будто логичен. Предательство, как единственный возможный финал. – Виктор опустился в кресло и тоже закурил. Несколько минут мы молчали. - Сегодня я встречался с Шальновым. – Я резко повернулась к мужчине, чувствуя призрачную надежду на спасение. – Он знает, что ты у меня… - И? – Сердце бешено заколотилось в груди. - Понимаешь… Ты ведь сама все знаешь. Он подчиняется твоему отцу… И не сделает без него ни шагу. - Я кивнула. – Да и самому… Ты для него всегда была, как кость в горле. К тебе прирастаешь, шальная. С тобой невыносимо! С тобой словно смерть всегда за спиной маячит… Но без тебя невозможно… - Дыхание перехватило, сердце тоже замерло. – Он вздохнул без тебя… - Откуда ты знаешь? – Виктор резко поднял голову, смотря мне в глаза. - Он… - Нет! Откуда ты знаешь, про меня? – Виктор поднялся и подошел ко мне вплотную. Его глаза… Столько слов, а они как и прежде холодные, даже пустые. - Я не отдам тебя… Туда не верну… - Я сглотнула, чувствуя, что начинаю дрожать. - Не надо мне врать! Что это – эксперимент?! Сколько я еще смогу выдержать? – Я оттолкнула его и попыталась слезть с подоконника. – Прекрати, я прошу тебя! Не добивай меня! Я не малышка в розовых очках. И себя не обманываю – так легче. Я бешенная? Меня в клетке держать надо?! Ну, так скоро все закончится! Со мной церемониться не будут! Оттрахают может под конец, а потом… Пам! – Я приложила два пальца к виску, имитируя выстрел. – И вы, благородные страдающие мужчины, вздохнете спокойно. – Он сдернул меня с подоконника и прижал к себе. Я попыталась отстраниться, но он лишь сильнее обнял. – Пусти… - Я не отпущу тебя… Увезу тебя… Спрячу. - Замерла, слушая ровные удары его сердца. – Я так много хочу сказать тебе… - Говори… - Сжала пальцами его футболку, вздыхая такой необходимый сейчас запах. - Я не хочу, чтобы это были просто слова… - Аккуратно обнимая, он опустил меня на мягкий ковер. Смотря мне в глаза, начал расстегивать тонкую рубашку. Слишком медленно, пуговица за пуговицей. Его глаза блестели в свете яркой луны, словно две ледышки. Прохладная ткань разошлась, полностью обнажая меня. Провел руками по груди, бокам и медленно потянул вниз трусики, оставляя на коже невидимые ожоги от горячих пальцев. Поднял за руку на себя, стягивая с плеч рубашку. Повернул к себе спиной, и я завязал рубашкой глаза. Я вздохнула, но тут же ощутила горячие губы на своей шее. Надавил на плечи, заставляя лечь на живот. Ощущения обострились, каждое его прикосновение, будто обжигало. – Я хочу, чтобы ты все почувствовала… - Наклонился и поцеловал шею под волосами, прокладывая дорожку вниз. Мое дыхание стало чаще. Его руки безостановочно гладили меня, вызывая тихие стоны желания. – Ты готова? – Я кивнула, прислушиваясь к своим ощущениям. Язык прошелся по прямой и очертил два полукруга рядом, простонала, понимая, что он пишет все то, что хочет сказать. «Верь мне…» - Голова пошла кругом. Хотелось кинуться ему на шею, и пообещать все на свете. Впервые в жизни я хотела верить. Почему? А в этом было слишком страшно признаваться… - Я верю… - Почувствовала, как улыбнулся и поцеловал меня между лопаток. Широкая, чуть шероховатая ладонь скользнула по моим ягодицам к бедрам, раздвигая ноги. Я закричала, ощутив в себе его пальцы, которые начали медленные движения, сводя с ума. Губы снова коснулись спины. И новая череда этих бешенных алфавитных ласк. Я понимала каждую букву, словно он выжигал их на спине. На какое-то мгновение показалось, будто он клеймит меня, и это дикое признание навсегда останется на спине. «Я не отдам тебя никому…» - Да! Пожалуйста… - Скажи почему? Почему ты хочешь этого?! – Прошептал, опускаясь поцелуями на копчик. По едва ощутимой дрожи я поняла, что он на пределе. – Почему?.. - Твоя! – Закричала охрипшим голосом, прогибаясь в спине, чувствуя, как движение мужской руки становятся сильнее. – Забери меня… Возьми меня… Витя! – Словно в берду. В голове стоял туман. Я поняла, что сошла с ума. Из-за него. Уже ничего не понимала. Только чувствовала его… Опустил губы на копчик, прикусил кожу и каждая моя клеточка ощутила его шепот: «Люблю…» Распахнула глаза и тут же заорала от сильнейшего толчка. Он ворвался в меня, словно зверь. Не останавливаясь ни на секунду, заглушая здравый смысл, оставляя за собой лишь бешеную страсть. - Ленка… - Зарычал, оставляя болезненные следы от пальцев на бедрах. – Ты моя! Моя… - Да-а! – И я не жалела… Сейчас, растворяясь в волнах дикого оргазма, я действительно отдала себя ему… Но не жалела…

Глава 14. Утро

Мне кажется, что я улыбалась всю ночь. В голове мелькали кадры моего детства, и звучал такой дорогой мне шепот. « - Ленка! Ну, что опять? – Мужчина тянул за руку светловолосую девчушку, которая то и дело оборачивалась на здание детского сада. – Зачем ты Артура побила? - Дед! Да он! Да они… - Малышка топнула ногой. – Ух, ненавижу этих мальчишек! Зачем они вообще нужны?! - Между прочим, я тоже мальчик! – Улыбнулся Петр Никанорович, смотря в растерянные зеленые глаза внучки. - Нет… Ты дедушка! И я тебя очень люблю! А этот Артурчик! – Лена рванулась обратно в садик, но дед успел ее остановить. - Эх ты… Вот вырастишь большая и появиться у тебя мальчик, которого ты будешь любить больше меня! - Дед! Ты что несешь?! – Совсем по-взрослому воскликнула девчушка. – Я всю жизнь буду любить только тебя! И больше никого! – Лена опустила глаза и тихо добавила. – Я не хочу, как мама… - Петр Никанорович тяжело вздохнул и опустился на корточки перед внучкой, ловя ее взгляд. - Не бойся! Ты будешь самой счастливой девочкой на свете! – Малышка обняла старика. – А полюбишь ты обязательно… Однажды, ты и сама этого не заметишь. Когда не будешь ждать, совсем неожиданно, полюбишь… - Дурной ты, дед! – Засмеялась девчушка и вприпрыжку побежала к машине.» Я открыла глаза и повернулась на бок. Виктор спал, крепко сжав руками подушку. Иногда он громко выдыхал носом и, словно скалился. Не удержавшись, провела кончиком пальца по его щеке. Он дернулся, но не проснулся, лишь закусил губу. Улыбнулась и, облокотившись на руку, стала всматриваться в незнакомое лицо, ставшее для меня таким родным за последнее время. Дедушка, неужели ты был прав?! Да нет… Я же не могу влюбиться вот так… Глупо все это. Скоро мы расстанемся навсегда, и если мне и удастся себя спасти… При мысли об этом сердце рванулось в груди, я глубоко вздохнула, откинулась на спину и, закрыв ладонями лицо, застонала. Я не хотела уходить, не хотела без него, не хотела… Дышать?! «Я не отпущу тебя… Увезу тебя… Спрячу.» Снова повернулась к мужчин и, переполняемая эмоциями, прижалась к нему всем телом. Виктор открыл глаза и молча смотрел на меня. - Привет… - Я улыбнулась и потянулась к его губам. Он легко коснулся их своими и отстранился. - Доброе утро… - Поднялся с кровати, отошел к окну и закурил. Пожала плечами и, натянув его футболку, тоже закурила. Он обернулся и обвел меня ледяным взглядом. – Лен, я же привез твои вещи, так почему ты надеваешь мои? Они уже все пахнут тобой… - Тебе не приятно?.. - Я сглотнула, прижимая к себе колени. Неприятная дрожь пробежала по спине. - Не в этом дело… - Кивнула и, стянув с себя рубашку, прошла к душевой двери. Обернулась. Он все так же стоял у окна, прикуривая следующую сигарету. Смуглые пальцы нервно тарабанили по стеклу. Душ помог остудить неприятное предчувствие, зародившееся внутри. Я надела светлые джинсы, футболку и вышла из душевой. Виктора я обнаружила на кухне. Все такой же хмурый, он пил кофе. Налила себе стакан сока, уселась на подоконник и закурила. - Почему ты так ненавидишь отца? – Вдруг спросил мужчина. Я дернулась и посмотрела на него. - А ты считаешь не за что? – Он пожал плечами. – Почему ты спрашиваешь? - Да так… - В его глазах скользнуло непонимание. - Скажи, почему ты спрашиваешь?! – Вспылила я. Ненавижу, когда чувствую, что человек что-то не договаривает. - Я сказал, что просто спросил! – Рявкнул Аспирин, ударив кулаком по столу. Я поежилась и теснее прижалась к стеклу. Он залпом допил кофе и откинулся на спинку стула. Тишину в кухне прерывал лишь тиканье стрелки часов и тихое жужжание холодильника. Мне вдруг захотелось оказаться в собственной постели, зарыться с головой под одеяло, слушать ворчание Жанки и не думать не о чем. А главное подальше от него. Я дура! Дежурные фразы, ласки и я уже на все согласна. Неконтролируемые эмоции, слетевшие с его губ в порыве страсти, а я поверила. Виктор поднялся со стула и пошел на выход. - Ты врал ночью? – Прошептала я, заставляя его замереть. Он несколько секунд молчал. - А что думаешь ты? - Я не знаю… Не знаю кому мне верить. – Сделала глубокую затяжку. – Знаю одно. Не хочу любви. Нет ее, понятно?! НЕТ! – Аспирин развернулся и пристально посмотрел мне в глаза. - Ты маленькая дура! Закрылась в себе, как в панцирь! И не от количества выкуренных сигарет, и я уже почти уснула. - Ну, в каком королевстве тебя ждет твой принц? - В баре «ххх», ну, помнишь… Лен, ты чего? – Я ощутимо вздрогнула, чем озадачила одноклассницу. – Ты хочешь в другое место? – Отрицательно замотала головой. Тот самый бар… Интересно, а я уже тогда была ЕГО заданием?.. Я старалась не думать о нем, не вспоминать… Вернее не так! Я заставила себя не думать, каждый раз одергивала себя, когда очередная песня, стучащая в наушниках, возвращала меня в загородный дом и мучительно жаркие объятия. И вот сейчас… В Москве словно все дышало памятью о нем. – Эй, база прием! – Я вынырнула из своих мыслей, не заметив, как на автомате доехала до нужного места. – Лен, ты такая недовольная! Если не хочешь… - Лерка, не злись! Просто не выспалась, перелет еще этот! Сейчас соберусь! – Чмокнула в щеку надутую девчонку и вышла из машины. Мы вошли в бар, оглядываясь по сторонам. Новикова в нетерпении вытянула шею, потом расплылась в счастливой улыбке, помахав в зал. - Ленка-а! Пошли, сейчас ты увидишь любовь всей моей жизни! – Какую интересно по счету за эту неделю? Подошли к столику, и я тут же расплылась в радостной улыбке. - Эх-эй! Кулемина!!! – С дивана поднялся высокий парень, чмокнул ошарашенную Валерию в губы и, повернувшись ко мне, обнял «по-пацански», хлопая по спине. - Не поняла… - Лера даже присела на край дивана, переглядываясь со вторым парнем, видимо «другом для меня». - Эм… Лерка, мы со Стасом давно знакомы. Мы вместе… - Я осеклась. Блин, Кулемина, сколько можно повторять! Сначала, дубина, думай, а потом говори! - Вместе росли… Раньше соседями были! – Пришел на помощь Стас. - А-а-а… - Настороженно протянула Лерка, но потом расплылась в улыбке. – Ну, вот и здорово! Давайте отметим вашу встречу. – Мы с Комаровым, эта фамилия Стаса, облегченно выдохнули и расселись по дивану. Ну, что сказать? Вечер, вопреки всем моим ожиданиям, оказался шикарным. Ребята развлекали нас своими историями, алкоголь лился рекой. И если в первый час, я помимо воли каждые пять минут оборачивалась на злополучные столики, подсознательно боясь увидеть знакомую темную фигуру, то потом расслабилась и вообще забыла, где нахожусь. «Друг для меня» оказался приятным парнем по имени Илья. Никаких попыток меня соблазнить или облапать. В общем, все было супер. Пока… - Блин, караоке! – Взвизгнула Лерка. – Погнали чего-нибудь повоем! «Ээ-эй ухне-ем!» - Крутяк! – Подхватил Илюха и потянул Новикову к бару. Я повернулась к Комарову и улыбнулась. - Ну, а теперь нормальный привет! – Чмокнула его быстро в щеку. - Когда ты вернулась? Я тебя увидел, чуть сигарету не проглотил! – Развеселился Стас. - Сегодня утром. Блин, я чуть не проболталась! Спасибо, что помог, «друг детства»! – Он засмеялся и толкнул меня в бок. - Да ладно тебе… Я думаю рассказ, что мы снайперы, а я еще и хакер по совместительству, и мы работаем вместе, вряд ли бы воспринялся ими всерьез. - Да… Ты прав! Ну, все равно спасибо! Как там дела? – Комаров скривился. - Неужели тебе это СЕЙЧАС интересно? – Я пожала плечами. - Завтра поболтаем! «Папани» сваливают, так что я за главного! – Гордо возвестил друг. - Ого! Куда это Шальнов собрался? - Ой, Ленок… - Стас оглянулся и наклонился чуть ниже. – Я честно не очень в курсе. Завтра вроде как день рождения у Шума, помнишь? – Я кивнула. Шум – дружок моего деда. Крестный отец всех группировок Москвы. Его дни рождения всегда вызывали у меня изумление. Там собирались такие люди, которые в жизни только и мечтали друг друга уничтожить… Но именно на данном мероприятии даже пальцам друг друга не рогали. Шум был своеобразным божеством для всех. Умный дедок. – Ну, вот. Завтра все туда. Говорят, что у нас там к тому же и сделка. Подробностей я не знаю, но что-то намечается. Леха говорил, что если завтра все удачно пройдет, то у тебя будет отличное задание. - Эм… Мутно как-то… Леха мне ничего не сказал… Как же я? – Комаров пожал плечами. Дело в том что, я же уже сказала, что Шум – хороший друг деда, ко мне относился как к внучке. И я частенько с Лехой бывала на этом мероприятии. Чувствовала себя самой важной на свете! – Надо бы спросить у Шальнова… - Ладно тебе, может, просто забыл! – К столику подбежала Лерка, и нам пришлось фильтровать «деловой» разговор.

Глава 3. Балкон

Утром я проснулась довольно-таки рано. Долго валялась в кровати, рассматривая потолок – ленилась. Целый час пыталась дозвониться до Шальнова, но все без толку. Немного подумала и дошла до домашнего телефона. - Алло? - Вероника, привет… - Мы, конечно, поговорили… Но неловкость в общении никуда не исчезла. - Ой, Лена… Здравствуй! - Ник, как ты себя чувствуешь? Я тебя не разбудила? - Нет… Что-то случилось? - Да нет… Вернее… Мне Леха нужен, я пыталась дозвониться. – Стало не по себе, хоть и знала, что ничего противоестественного не делаю и не собираюсь. – Просто он сегодня на «работе» не появится, а мне кое-что по заданию узнать… Я вчера Стаса встретила и… - Лен, в общем, Шальнов по магазинам поехал, а мобильник он всегда в машине забывает. – Я усмехнулась. Что есть, то есть. – Я так понимаю ты насчет Шума? – Вероника тяжело выдохнула в трубку. Ой, что-то мне не нравится… - Короче, подъезжай к нам сейчас, как раз поговорите… - Ника… - Кулемина, не будь ребенком! Ну, не телефонный разговор. - Хорошо… Я скоро буду. Немного потопталась у двери и все-таки нажала на звонок. Вероника открыла почти сразу, улыбнулась и впустила меня в квартиру. Я протянула ей пакет со всякими сладостями и фруктами. - Извини, не знаю, что тебе можно, поэтому… - Шальнова засмеялась и взяла пакет. - Ленка, да зря ты это… Лешка столько еды мне накупил, что всю голодающую Африку можно прокормить! – Я сняла кеды и прошла в комнату за хозяйкой. - Да уж… Никогда бы не подумала, что из Лехи выйдет такой сумасшедший папаша… - Осеклась. - Так! Давай договоримся – мы уже все обсудили! Все в порядке! – Вероника сжала мою руку и тепло улыбнулась. – Расскажи, как ты? Как папа? Как вчера в школе? - Столько вопросов! Папа отлично. Весь в делах… - Зажмурилась на секундочку. – Школа… Нормально. Соскучилась по всем, да и они по мне, вроде… - Отвела взгляд и уже тише проговорила. – Игорь подходил… - Лен, мне так неловко… Вы дружили, а я… - Я усмехнулась и посмотрела на девушку. - Дружили? Да ты о чем?! Мы до этого и здоровались то не всегда! На хрен таких друзей! Только вот я должна была догадаться… - Надо было на «внушении» слушать внимательно, а не с Комаровым в «козла» резаться! - Я засмеялась, «виновато» опустив глаза. Дело в том, что у нас в организации существовали курсы для новичков. Что-то типа введения в профессию. Нас учили выдержке, холодности, полной отдаче работе… Эти аспекты очень важны для снайпера. Это только кажется, что убить так легко. Ну, казалось бы, пришел на крышу, установил винтовку, дождался цель, спустил курок и свободен… Ан нет! Все НАМНОГО сложней и страшней. Пуля летит быстро, но только для жертвы. А для тебя этот полет длится словно несколько часов. Мысли начинают путаться в голове: ты забрал жизнь, убил для кого-то отца, сына, брата. Через секунду из-за тебя остановиться еще одно сердце. И в тот момент, когда этот проклятый кусок свинца разрывает живую плоть, тебя охватывает паника. А это самое страшное для такой «работы»… Я уже не говорю о том, что лишний неосторожный шум, странное поведение и бешено горящие глаза привлекут внимание. Намного страшнее выроненный в спешке клочок записки, зажигалка, сигаретный бычок, наконец… И все – пипец… Собственно на курсах нас словно зомбировали, учили убивать так, будто ты сшибаешь оловянного солдатика в тире, а не живого человека. Никаких чувств, эмоций, только цель… Как машины. После задания, один, вдали от глаз, хоть о стену разбейся от эмоций… Но только после… - Да уж… Будем считать, что ты устроила мне экзамен на профпригодность! – Ника расхохоталась. – И я его успешно провалила! - Ой, Ленка, ты только Шальнову об этом не говори, а то повторно отправит эту нудятину слушать! Индивидуально! – Девушка сделала страшные глаза, вызывая у меня новый приступ смеха. В этот момент щелкнула входная дверь, и в квартиру зашел Леха, обвешанный пакетами. - Зай! Ой… Кулемина, ты чего тут? – Я обернулась и помахала мужчине ручкой. - Кстати, да… Пора к сути. Пойдем, покурим. – Покосилась на Нику. - Лен, я в курсе всех дел, так что … - Я виновато улыбнулась. - Я просто на самом деле хочу курить. – Леха кивнул и мы пошли на балкон. Прикурила и посмотрела на Леху. – Ну… И долго ты будешь молчать про день рождения Шума? - Ну… Я думал ты помнишь… - Неудачно стал «мазаться» он. - Алеша! Ты прекрасно знаешь, что у меня отвратительная память на всякие даты! - Ну, да… - Отвел глаза. - И все же? Сложно было напомнить? - Нет… Короче, в этот раз ты не поедешь. – Отрезал Шальнов. - Серьезно? Это с чего бы? – Выгнула бровь и скрестила руки на груди. - Не едешь и все! - Шальнов! Говори лучше! А то я заявлюсь без предупреждения и ТАКОЕ там устрою! И мне за это ничего не будет! – Леха сглотнул, тяжело вздохнул и отвернулся к стеклу. – Говори! - Блин… Ну, там будут всякие… - Твою мать! Я прекрасно знаю, что там не утренник детского садика «Солнышко»! – От внезапной догадки я выронила сигарету. - Леша… Там будет… Там будет Аспирин? – Шальнов виновато кивнул, внимательно наблюдая за моей реакцией. Я выдохнула, отвернулась, снова прикуривая. – Ну, и что? - Лен… - Без Лен! Я поеду! – Леха сжал губы. – Стас сказал, что у нас там какой-то интерес… - Раз ты едешь… Нам нужно как-то «подружиться» с одним человечком и выяснить, где и когда у него состоится очень важная для нас сделка. Если все прокатит, тебе нужно будет убрать обоих. Загвоздка в том, что нужный нам человек – друг Степнова… - И скорее всего будем всегда находиться рядом с ним… - Закончила я за Леху. – Все в порядке! Я готова… Ну, что по стандартной схеме? – Я облизнула губы и томно вздохнула. - Ага! Блин, это намного упростит задачу. – Обрадовался Шальнов. – Не забудь его подпоить, как следует. - Ок, босс! – Усмехнулась. – Слушай… А почему… Я его раньше там не видела… - Он много лет провел за границей, в России появлялся только при необходимости… Ну, и к тому же у них наверное тоже свои планы именно на этот вечер… - Кивнула. - Ладно… Тогда договорились… К девяти у ресторана «TeQuiero».

Глава 4. Te Quiero

Огромный зал ресторана напоминал балетную студию: зеркальные стены и море света. Спустилась по лестнице, ощущая себя, как минимум Перис Хилтон на красной ковровой дорожке. Было с чего… Сегодня я, как никогда, была довольна собой. Вся в белом. Узкие джинсики, неизменные кеды, серебристая майка из паедок, короткий жилет и вязанная шапочка. - Я похожа на ангелочка? – Хихикнула, вместе с Лехой направляясь поприветствовать Шума. - С таким взглядом ты скорей на волка в овечьей шкуре смахиваешь! – Показала Шальнову язык, хищно прищурив глаза. Шум находился в толпе мужчин, что-то увлеченно рассказывая им. Я приложила палец к губам, повернувшись к Леше и, улыбнувшись, проскочила за спину виновника торжества. Закрыла лицо старика ладонями. Почувствовала, как он напрягся, но тут же накрыл мои руки своими. - Кулемочка моя мелкая! – Почти нежно прошептал Шум, поворачиваясь. Я засмеялась и крепко обняла старика. – Ты же у Никитки была. Я тебя не ждал, расстроился… - Дядя Миш, ну, как же я ТАКОЕ событие пропущу?! – Чмокнула старика в щеку и повернулась к Шальнову. - Ох, лиса! Ага! И ты тут! – Шум пожал Лехе руку, тепло улыбаясь. - Ну, что, Шерочка с Машерочкой, располагайтесь! Ленка! Тебе сок! - Да-да! Конечно-конечно! – «Честно» закивала. Старик погрозил мне пальцем и отвернулся к своим собеседникам. – Ну, Алексей, с чего начнем? - Ты всегда с одного и того же начинаешь… - Заворчал Шальнов. Я «виновато» опустила глаза, чуть сдерживая улыбку. – Ну, пойдем! Что ж с тобой сделаешь? - Ура! ШАМПАНСКОГО! - Мой радостный визг привлек внимание стоящих рядом, но мне было все равно, я уже тянула Шальнова к столикам с множеством бокалов игристого напитка. – Сейчас напью-юсь! И превращусь в телепузика с телегазиками. - Ленка! – Леха дернул меня на себя. – Ты помнишь, что мы здесь не просто так? – Ну, вот зачем он напомнил? Неужели не видно, что я из последних сил держу улыбку на лице? Неужели не чувствует, как дрожит моя рука, сжимающая его ладонь? Взгляд, словно сам собой, то и дело пробегал по толпе. Единственное настоящее желание на данный момент, было плюнуть на все и бежать. Бежать далеко отсюда… К папе? Да, к нему… Чтобы не страшно… - Да помню я, помню… Дай настроиться! Через полчаса мы с Шальновым расположились на уютном диванчике в углу зала. Я стянула кеды, сложила ноги по-турецки и с наслаждением затягивалась кальяном. Тело ныло от приятной ломоты. Прикрыв глаза, я покачивалась в такт приятной музыки. И, казалось, уже отвлеклась от всего внешнего мира… - Кулемина! – Дернулась и посмотрела на Леху. – Вон видишь мужчину в фиолетовой рубашке рядом с Шумом? – Кивнула. – Это наш объект. Алехин Владимир. Официально занимается продажей офисов и складских помещений. Ну, а неофициально мы коллеги. – Шальнов усмехнулся, не сводя глаз с Владимира. - В чем наша задача? - Я сейчас с ним буду говорить о покупке офиса, в нашем как раз ремонт затеяли. А твоя задача… - Лешка «поиграл» бровями, улыбаясь. - М-м-м… - Тосно простонала я, расстегивая пуговку на жилетке. – А потом я должна буду его убрать. Ясненько… А с чего вообще он должен мне рассказывать где и во сколько у него встреча? - Лен… -Ладно-ладно… Знаю. – Соблазнение. Знаете что это такое? Это не значит просто залезть в постель. Неа! Соблазняя, ты должен пробить душу. И это не сложно. Парочка нехитрых истин и это сделает любая Катя Пушкарева. Но… Как не смешно, но абсолютно во всех правил есть исключения. Не в коем случае ты не должна испытывать чувств к своему объекту. Ни любви, ни тоски, ни жалости. Почему? Да просто мы женщины, влюбляясь, подсознательно, порой даже не осознавая, отдаем себя мужчине. А он… Он охотник! Все чувствует… - Опачки! Он идет сюда. Улыбаемся и машем. - Прекрати паясничать! – Шикнул мой спутник и поднялся навстречу приближающемуся мужчине. – Добрый вечер, Владимир! – Я лениво потянулась и подняла взгляд. Лучше бы я этого не делала! Лучше бы я вообще ослепла. Виктор… Знаете, как-то давно на учениях в меня попали из травматического пистолета. И я думала, что уже ничего хуже этого никогда не испытаю. Но нет… Сейчас все ощущения, пережитые тогда, словно усилились в тысячи раз. Больно. Сердце ударилось о ребра и стало таким большим, что с трудом помешалось внутри груди. Дышать, нужно дышать! Но я не могу! Думала сильная? Думала все сможешь? Посмотри! Посмотри, какая ты! - Здравствуйте, Алексей! Познакомьтесь, это мой друг –Степнов Виктор. – Я видела как мелко вздрогнул Шальнов. Сама при этом изобразив на лице подобие безразличия, с силой тянула дым из трубки кальяна. Спасало только то, что широкая спина Лешки полностью скрывала меня от «гостей». - Очень приятно! – Шальнов пожал руку Алехину и протянул ее Аспирину. Виктор отвел взгляд и вместо правой руки, подал левую, как-то странно сжав Лехины пальцы. Леха повернулся на меня, округлив глаза. - Да… - От звука этого голоса по телу пробежала дрожь. «Степнов!» - выкрикнул кто-то и Виктор, извинившись, скрылся в толпе. - Прошу простить странный жест Виктора.- Заговорил Владимир. – Несколько месяцев он повредил плечо, теперь правая рука доставляет некий дискомфорт. – Я сглотнула, опустив голову. – Ой, что же мы за джентльмены, раз до сих пор такая обворожительная особа осталась без внимания?! - Ох! Действительно.- Подхватил Леха. – Елена Кулемина… - Да самая?! «Самая главная слабость» Михаила Львовича? – Я засмеялась, подавая Алехину руку для поцелуя. Да-да, именно так меня и представлял всем дедовский дружок. – Очень приятно! - Поверьте… - Воздух снова пропал, как только я увидела, что Виктор возвращается к нам. Быстро отдернула ладонь, опустила голову и вжалась в Шальнова, ища защиты, что ли… - О! Витька! Ты вовремя! Позволь представить тебе... - Здравствуй, Лена…

Глава 5. Компания

Вот в тот момент и вернулась прошлая Лена. Та, которую я несколько прошедших месяцев пыталась убить в себе, выжечь без остатка. Замкнутая, обиженная, до боли кусающая губы и сжимающая кулаки, чтобы никто не увидел истинные чувства. Я смогла лишь кивнуть и крепче сжать дрожащими пальцами рукав Лехиной рубашки. - Эм… Вы знакомы? – Владимир переводил ошарашенный взгляд с меня на Виктора. Шальнов нервно задергал ногой. - Ну, кто меня тут не знает? – Натянутая улыбка, все также, не поднимая глаз. - Камень в мой огород? – Расслабился Алехин, прикуривая сигару. Я рассеянно пожала плечами. Степнов опустился в кресло, сверля меня взглядом. Легкая усмешка на его губах вводила в пугающий транс. – Предлагаю немного расслабиться, выпить… Ну, а потом перейдем к делам? Вы согласны? – Кивнула, играясь с трубкой кальяна. – Елена, я могу Вас угостить? – Соберись! Соберись же ты! Захотелось ударить себя по лицу, так чтобы выбить все мысли и чувства. Чтобы перестать пьянеть, чувствуя его запах так близко. Я ощущала себя марионеткой в опытных руках кукловода – все ниточки у него и я полностью в его власти. Мысли путались, не желая формироваться во что-то определенное. Я смотрела на Владимира, пытаясь вспомнить, что мне нужно делать. Но подогретый шампанским разум предавал меня. То и дело я скользила взглядом по смуглым рукам, крепко сжатым губам, чуть прищуренным синим глазам. Зажмурилась, отгоняя от себя жаркие воспоминания. – Леночка, Вам плохо? «- А теперь самое главное! Куда же делись все твои принципы, Кулемина? Нет любви?! А ты, чушка, повелась! По уши втрескалась, стоило ему пару раз трахнуть тебя и пошептать нежностей. Маленькая дура!» « - Ты не нужна ему! Выполнил задание и выкинул тебя! Также как и все остальные! Кинул! Ты бесполезная тварь!» - Голова побаливает… - Обида придала сил, и я обворожительно улыбнулась. – Не выспалась. Друзей давно не видела, мы вечером посидели… Ну, сами понимаете? – Заговорчески подмигнула Алехину, отлипая, наконец, от Шальнова. Леха облегченно выдохнул и протянул мне бокал. - Леночка, простите мне мое любопытство? – Владимир дождался моего согласия. – Я слышал, что Ваши отношения с отцом… Ну, далеки от совершенства? И тем не менее… Простите… - Все в порядке! – Сделала глоток игристого напитка и откинулась на спинку, вытягивая перед собой ноги, по которым тут же пробежались три пары мужских глаз. Эх… Мужики! Первое правило – нужно понять чего он ищет? Ну, судя по всему Владимир здесь не оригинален и любит этаких Лолит. Что же? Леночка – глупая малышка, уверенная во вседозволенности, в эфире! - А пить я буду шампанское! Хих! – Ого! Я умею так глупо хихикать?! Меня Лерка вчера не кусала, случайно? Шальнов незаметно щипнул меня за бедро, видимо мой «идиотизм» его не впечатлил. - Понимаю Вас! – Поддержал меня Владимир. – Сами, если честно, вчера гудели. Витька задание очередное на «пять с плюсом» выполнил! Ну, вы понимаете, о чем я? - Конечно! – И тут меня накрыло… - Мы С Лешкой наслышаны, насколько тонко и профессионально Виктор выполняет свои задания! Этакий дрессировщик! «Ап! И тигры у ног моих сели…» - Леха и Владимир напряженно замолчали, а я тонула в насмешливом взгляде, скользящем по моему лицу. - Тигры? – Хрипловатым голосом проговорил Степнов. – Точное сравнение… Шальные звери… - Захотелось влепить ему по физиономии, но меня успокоило ощущение Лехиной ладони, сжимающей мое плечо. - Пойдем потанцуем, малыш? – Хорошо никто кроме Лехи не увидел, как вытянулось мое лицо. – Мы вас оставим на время, пока несут заказ… - Лех, ты… - Я вся сжалась, когда Шальнов скользнул рукой по моей талии, и вопросительно посмотрела на него. - Не дергайся ты! То, что у нас были отношения, здесь знает каждая мышь, а то, что они закончились… - Синхронно отвели друг от друга взгляды. – Поговорить, в общем, надо! Ты сейчас ссылаешься на усиление головной боли и едешь домой, понятно? - Лех, ты что? – Попыталась вывернуться, но Шальнов сильнее прижал меня к себе. – Какое домой?! - А как еще?! Ты себя видишь?! Да ты рядом с ним держишься из последних сил! Ты глаза поднять боишься! - Все хорошо со мной… Он просто… Друг объекта… - Сама себе не поверила, когда говорила, чего уж там говорить о Лехе. Он засмеялся, с сочувствием смотря мне в глаза. - Я подожду… - Чего?! - Пока ты занимаешься самоубеждением! – Он щелкнул меня по носу. – Лен… Я все понимаю, в отделе никто ничего не узнает, а сейчас иди домой… - Нет! Я все сделаю! – Отстранилась от него и плавно покачивая бедрами прошла к столику. - Леночка, Вы чем-то взволнованы? – Проявил участие Владимир. Нутром чувствуя провокацию я широко улыбнулась. - Лешка бдит… - Заговорчески подмигнула мужчине. – Так хочется на денек вырваться из-под этой опеки. Ну, или хотя бы… Я в цирк хочу! А ему некогда… - Не могу не предложить свою компанию! Мы с Виктором… - Я подалась чуть вперед и заглянула в затуманенные глаза Алехина. Выпил он, видимо уже не мало, и находиться в той кондиции, которая мне нужна. - А зачем нам Виктор?.. – Владимир улыбнулся, а я еле удержалась, чтобы не вздрогнуть, когда услышала нервный смешок Степнова. – Думаю, мы можем выбраться с самого утра… - Лен, с самого утра не получится… У меня дела… - Да, да, да. Так и знала. Чтобы не привлекать внимание, сделка будет проходить ранним утром. Я внезапно вздрогнула, заметив странные «переглядки» Степнова и Алехина. Что-то определенно не так, как мы с Лехой планировали. - Извините, мне нужно носик припудрить… Оказавшись в стенах дамской уборной, я оперлась руками на раковину, и стала всматриваться в свое отражение в зеркале. Глаза лихорадочно блестят, лицо бледное, влажные губы дрожат. Тихо застонав, я принялась лупить себя по щекам. Да, что со мной такое? Я забыла его! Забыла! ЗАБЫЛА! Сделав два глубоких вдоха, вышла в коридор и принялась шарить по карманам в поиске сигарет. Резкий рывок назад и я бы упала, если бы не уперлась в явно мужскую грудь. Попыталась повернуться, но безрезультатно. Сразу все поняла. Словно дежавю… Мы стояли в темном углу, огражденном от чужих глаз выступом в стене. Посторонние звуки я слышала очень глухо, словно через вату. И только одно дыхание на двоих, слишком громко… И удары Тот мужчина был для нее всем. А она для него, к сожалению, только игрушкой. Наигрался и выбросил. Она долго плакала и умоляла помочь ей. А я не знал, что делать. А потом… В ту ночь я стал самым счастливым! Она была моей… Только ночь, но была… Не знаю, зачем она согласилась выйти за меня. Назло ему, видимо… А может из-за страха… Боялась остаться одной. - Я вздрогнула и отвела глаза. – Через месяц она сообщила, что беременна. Прятала глаза, говорила, что не любит… Хотела, чтобы я помог забыть, но ничего не вышло. Сказала, что не может больше мучить не себя, не меня. В тот вечер она ездила к нему… Хотела сказать, что беременна от него… Когда вернулась, попросила выполнить для нее последнюю просьбу. Она хотела, чтобы я уехал и забыл ее. Никогда больше не искал встречи с ней. А я так любил, что готов был сделать все, что угодно. Я то думал, что он принял ее… Так и родилась легенда о том, что я бросил ее, не желая нянчить ребенка. Не нагулялся. А потом потекли годы… Я жил в абсолютном неведении. Мой отец отказался общаться со мной… В Россию я вернулся только в день его смерти. Все похороны не мог отвести глаз от тебя… Ты была так похожа на мать. Я искал ее в толпе… А потом Жанка отдала мне письмо. Прошептала, что ее попросили сделать это лишь в том случае, если я вернусь в Россию. Я никогда не смогу передать то, что чувствовал, когда узнал, как она жила все эти годы. Любила его и медленно убивала себя. И то, что… Ты МОЯ дочь. Я ненавидел себя. Ненавидел ее. Хотелось выть. А потом пришел к тебе… С тех пор я начал боятся. Ненависть в твоих глазах… - Почему ты сразу все мне не сказал?! Почему молчал столько лет?! – Закричала я, до боли сжимая пальцами простынь. – Почему?! - Боялся… Боялся разрушить то, что есть. Боялся потерять тебя навсегда. Боялся, что не поймешь. Не стал ничего исправлять, чтобы хотя бы иногда видеть тебя…– Понимаешь, ты слишком сильная! Как в наказание за нашу слабость… Господи! Прости меня! Прости за все! Если сможешь! Когда ты пропала, я думал, что умру! Никогда в жизни так не боялся! Когда Шальнов сказал про Аспирина… - Я сглотнула, закрывая глаза.- Я готов был на коленях умолять! Просил вернуть тебя, за любые деньги… А он лишь усмехнулся… А потом мне позвонили, сообщили о аварии… - Ты искал меня? – Отец не выдержал, кинулся на колени перед кроватью и зарыдал в голос, обнимая мои ноги. - Девочка моя! Леночка!!! Прости! – Я аккуратно подняла руку и положила на жесткие волосы. - Папа… - Он поднял на меня глаза, в них горело счастье и удивление. – Папа, увези меня отсюда…- Дверь в палату отворилась и в дверях показался ошарашенный Шальнов. - Ленка! Очнулась?! – Он обнял меня, потом виновато улыбнулся. – Прости…. Я не знал ничего… - Все в порядке… Кстати, спасибо за водичку ночью… - Леха удивленно посмотрел на меня. - Какую водичку, Лен? - Ночью… Ты был в моей палате? - Нет… - Я повернулась на папу, но он тоже отрицательно покачал головой. Я похолодела, осознав КТО поил меня водой. Но зачем?! - Папа… Забери меня отсюда! Подальше! – Истерика захлестнула с головой. Казалось, что сердце разрывается на куски. - Ленка! Леночка! Если это из-за Вероники… Она уехала… - Зашептал Шальнов, гладя меня по голове. - Нет… Я не виню ее. Она просто любит… - Схватила ладонь отца .- В конце концов, ты мне должен.- Он счастливо улыбнулся и поцеловал меня в нос. А я почувствовала, что снова проваливаюсь в сон.

Конец 1 - ой части.


Часть 2.

Любовница

Глава 1. Москва

Ступила на трап самолета, вдохнула полной грудью и улыбнулась. Зал ожидания как всегда был полон. Я всматривалась в суетящуюся толпу, пытаясь найти знакомое лицо. - Привет! – Дыхание обожгло щеку. Дернулась и резко повернулась. Внезапный испуг на лице тут же снова сменила улыбка. - Леха! – Обняла мужчину за шею. Он обхватил руками мою талию, приподнял над полом и пару раз крутанул вокруг себя. – Я так скучала! - Ленка! Я дождаться не мог! – вернул меня на землю и слишком аккуратно поцеловал в щеку. С той аварии мы так и не говорили про наши отношения. Как-то все и так было понятно. Просто конец. Просто учимся жить, теперь как друзья. – Как долетела? - Шальнов! Ты, как дед старый! Еще спроси про здоровье и погоду. – Засмеялась я, вручая мужчине чемоданы. - Ладно, не язви! Но выглядишь шикарно, об этом молчать не буду! Мы уселись в машину. Я буквально прилипла к стеклу, наблюдая такие забытые московские улочки. - Так, надо в магазин заехать, тебе пропитание купить. – Я удивленно посмотрела на Леху. – Что?! Жанка сказала, что раз ты свалила, то ей делать тут нечего и уехала в свою любимую деревню. Там, говорит, воздух чище. - Ну, я же вернулась! – Несколько месяцев с папой сделали свое дело - я снова почувствовала себя ребенком. Любимым ребенком. Сейчас вот я, например, надула губы, как будто мне конфет не досталось. - Лен, ты сдашь выпускные экзамены и вернешься к отцу. А она старенькая уже, что ее дергать туда сюда. – Пожала плечами. – К тому же… Тебе еще замуж выходить, пора самой учится готовить, убирать… - Спрятала глаза и сжала пальцами ручку двери. Как бы мне не хотелось забыть, но все разговоры про эту гребанную любовь, свадьбу и прочую лабуду по-прежнему терзали мое сердце воспоминаниями. – Ленк… Извини… - Ладно тебе, Лех. Все в порядке. Как вы? – Снова посмотрела на него. Взгляд Шальнова тут же потеплел. – Хорошо… Вчера на УЗИ были… - Выдохнул. – Мальчик! – Я схватила его руку и сжала. - Как же я рада за вас!!! – Мы однажды встретились с Вероникой – говорили. Она хотела извиниться. Но я не позволила. Я была виновата… Я спала с ее мужем, я рушила их семью… Я заслужила. Открыла дверь и зашла в квартиру. Леха занес пакеты на кухню и стал неуверенно топтаться у входа. - Ну, что отдохнешь, а вечером тогда погулять можно? – Я обернулась и отрицательно завертела головой. - Лех! Ты чего! Я в школу побегу. Сейчас только сполоснусь! – Шальнов пожал плечами и направился к выходу. - Шальнов, дураком не будь! – Он вопросительно посмотрел на меня. – Ну, что? Мы оба знаем, что я сюда не только из-за школы приехала. Что там у нас? - Кулемина, чего тебе неймется? Завтра приедешь на базу, там все заказы. – Я кивнула и закрыла за ним дверь. Когда Леха ушел, вся моя напыщенная холодность пропала. Я плюхнулась на табуретку и закурила, прикрывая глаза. До боли знакомый запах родной квартиры возвращал меня обратно, в ту, такую другую жизнь. Затушила сигарету и прошла в душ. Горячие, обжигающие струи воды немного успокаивали нарастающее напряжение. Зевая, я миновала школьные ворота и остановилась. Да, Леха был прав, выспаться не мешало. Но… В Штатах, учась в колледже, я поняла одно – что безумно скучаю по своим придуркам-одноклассникам: по вечным стебу Семенова, по гадостям Зеленовой, по глупостям Лерки. Выкинула бычок и бодро пошагала в родную школу. Расписание. 11 «А». Биология. Поднялась на нужный этаж, взялась за ручку двери и глубоко вздохнула. Открыла и сделала шаг вперед. - Здравствуйте…. – В классе повисла тишина. Биологичка округлила глаза, натянуто улыбнувшись. - Кулемина!!! – Первой опомнилась Лерка. Она подскочила со стула и бросилась мне на шею. – Живая! Вернулась! Ленка-а-а! – Вслед за девчонкой ко мне подлетели остальные, наперебой целуя в щеку и что-то выкрикивая. - Ребят! Я тоже рада вас всех видеть! Но вы меня задушите! - Смеялась я, пытаясь отстраниться. - С приездом, Леночка! – Наконец пришла в себя Зоя Семеновна.- Мы уже и не знали, что думать. - Я улыбнулась ей. - Пришлось уехать… По семейным обстоятельствам… - Блеск в глазах учительницы дал понять, что сегодня снова я звезда сплетен всех педагогов. - Хорошо… Присаживайся… - Я прошла по классу, направляясь к Новиковой. Но тут на мгновение затормозила. По спине пробежали мурашки, когда я наткнулась на взгляд карих глаз. «Привет» - одними губами прошептал Гуцул. Я сжала руки в кулаки и сдержанно кивнула. Плюхнулась за парту и тут же попала « в сети» Лерки. - Мне столько нужно тебе рассказать! Ой, и тебе мне! Короче вечером затусим! Я тебя с такими чуваками познакомлю! А нам знаешь, что сказали… - Она еще долго щебетала обо всех месяцах моего отсутствия. Я автоматически кивала, чувствуя, как спину прожигает напряженный взгляд.

Глава 2. Посиделки

Остаток учебного дня прошел ровно. Новикова ни на секунду не дала мне заскучать, засыпая меня подробностями своей личной жизни. После шестого урока мы договорились, что я заеду за Леркой, и мы поедем знакомиться с «Любовью всей ее жизни». Уже выходя за школьные ворота, я остановилась завязать шнурки. Скорее почувствовала, чем услышала, что кто-то приблизился ко мне. - Лен… - Я напряглась, услышав голос Гуцула. Непроизвольно дернула рукой и оторвала кусок шнурка. - Твою мать! – Притворяться дальше глухой было глупо, поэтому я поднялась и повернулась к однокласснику. - Здравствуй… - Он внимательно смотрел мне в глаза, видимо пытаясь найти в них хоть какие-то эмоции. Я кивнула, прикуривая. – Я… Не знаю даже зачем подошел… - Бред! – Фыркнула, закатив глаза. – Ты прекрасно знаешь, что хочешь сделать или сказать. Другой вопрос, что не знаешь как… - Ты права… Наверное… - Отвел взгляд. – Как ты? - Слушай, Игорь… - Выдохнула, на секунду отвела взгляд и снова посмотрела на него. – Говори, что надо без лишней воды! Если это так важно, то заранее могу ответить на дежурные вопросы. Привет, дела отлично, ничего не делаю! - Ты ненавидишь меня? – С каким-то отчаянием в голосе прошептал он. Выдавила из себя усмешку, всеми силами пытаясь сохранить отрешенность. - Ненавидеть и злиться можно только на того, кого хочешь вернуть… А так, какой смысл? – Игорь поймал мою ладонь и крепко сжал, я с ненавистью ее отдернула. - Видишь, ты злишься! Значит… - А иногда бывают просто противные люди… - Я развернулась на пятках и побежала к машине, проклиная себя. Захотелось побиться головой о стену. Вела себя, как дура. Я действительно очень злюсь на Игоря и мне действительно очень обидно, что наша «дружба» была липой… И, как следствие, не могу это скрывать. Еле сдерживаюсь, чтобы не наброситься на него с кулаками и высказать все, что чувствую! Лерка, конечно, опоздала. Я полчаса торчала под ее подъездам, названивая ей и слушая неизменное: «Ленка! Уже бегу!». Когда Новикова соизволила появиться, то меня уже тошнило от количества выкуренных сигарет, и я уже почти уснула. - Ну, в каком королевстве тебя ждет твой принц? - В баре «ххх», ну, помнишь… Лен, ты чего? – Я ощутимо вздрогнула, чем озадачила одноклассницу. – Ты хочешь в другое место? – Отрицательно замотала головой. Тот самый бар… Интересно, а я уже тогда была ЕГО заданием?.. Я старалась не думать о нем, не вспоминать… Вернее не так! Я заставила себя не думать, каждый раз одергивала себя, когда очередная песня, стучащая в наушниках, возвращала меня в загородный дом и мучительно жаркие объятия. И вот сейчас… В Москве словно все дышало памятью о нем. – Эй, база прием! – Я вынырнула из своих мыслей, не заметив, как на автомате доехала до нужного места. – Лен, ты такая недовольная! Если не хочешь… - Лерка, не злись! Просто не выспалась, перелет еще этот! Сейчас соберусь! – Чмокнула в щеку надутую девчонку и вышла из машины. Мы вошли в бар, оглядываясь по сторонам. Новикова в нетерпении вытянула шею, потом расплылась в счастливой улыбке, помахав в зал. - Ленка-а! Пошли, сейчас ты увидишь любовь всей моей жизни! – Какую интересно по счету за эту неделю? Подошли к столику, и я тут же расплылась в радостной улыбке. - Эх-эй! Кулемина!!! – С дивана поднялся высокий парень, чмокнул ошарашенную Валерию в губы и, повернувшись ко мне, обнял «по-пацански», хлопая по спине. - Не поняла… - Лера даже присела на край дивана, переглядываясь со вторым парнем, видимо «другом для меня». - Эм… Лерка, мы со Стасом давно знакомы. Мы вместе… - Я осеклась. Блин, Кулемина, сколько можно повторять! Сначала, дубина, думай, а потом говори! - Вместе росли… Раньше соседями были! – Пришел на помощь Стас. - А-а-а… - Настороженно протянула Лерка, но потом расплылась в улыбке. – Ну, вот и здорово! Давайте отметим вашу встречу. – Мы с Комаровым, эта фамилия Стаса, облегченно выдохнули и расселись по дивану. Ну, что сказать? Вечер, вопреки всем моим ожиданиям, оказался шикарным. Ребята развлекали нас своими историями, алкоголь лился рекой. И если в первый час, я помимо воли каждые пять минут оборачивалась на злополучные столики, подсознательно боясь увидеть знакомую темную фигуру, то потом расслабилась и вообще забыла, где нахожусь. «Друг для меня» оказался приятным парнем по имени Илья. Никаких попыток меня соблазнить или облапать. В общем, все было супер. Пока… - Блин, караоке! – Взвизгнула Лерка. – Погнали чего-нибудь повоем! «Ээ-эй ухне-ем!» - Крутяк! – Подхватил Илюха и потянул Новикову к бару. Я повернулась к Комарову и улыбнулась. - Ну, а теперь нормальный привет! – Чмокнула его быстро в щеку. - Когда ты вернулась? Я тебя увидел, чуть сигарету не проглотил! – Развеселился Стас. - Сегодня утром. Блин, я чуть не проболталась! Спасибо, что помог, «друг детства»! – Он засмеялся и толкнул меня в бок. - Да ладно тебе… Я думаю рассказ, что мы снайперы, а я еще и хакер по совместительству, и мы работаем вместе, вряд ли бы воспринялся ими всерьез. - Да… Ты прав! Ну, все равно спасибо! Как там дела? – Комаров скривился. - Неужели тебе это СЕЙЧАС интересно? – Я пожала плечами. - Завтра поболтаем! «Папани» сваливают, так что я за главного! – Гордо возвестил друг. - Ого! Куда это Шальнов собрался? - Ой, Ленок… - Стас оглянулся и наклонился чуть ниже. – Я честно не очень в курсе. Завтра вроде как день рождения у Шума, помнишь? – Я кивнула. Шум – дружок моего деда. Крестный отец всех группировок Москвы. Его дни рождения всегда вызывали у меня изумление. Там собирались такие люди, которые в жизни только и мечтали друг друга уничтожить… Но именно на данном мероприятии даже пальцам друг друга не рогали. Шум был своеобразным божеством для всех. Умный дедок. – Ну, вот. Завтра все туда. Говорят, что у нас там к тому же и сделка. Подробностей я не знаю, но что-то намечается. Леха говорил, что если завтра все удачно пройдет, то у тебя будет отличное задание. - Эм… Мутно как-то… Леха мне ничего не сказал… Как же я? – Комаров пожал плечами. Дело в том что, я же уже сказала, что Шум – хороший друг деда, ко мне относился как к внучке. И я частенько с Лехой бывала на этом мероприятии. Чувствовала себя самой важной на свете! – Надо бы спросить у Шальнова… - Ладно тебе, может, просто забыл! – К столику подбежала Лерка, и нам пришлось фильтровать «деловой» разговор.

Глава 3. Балкон

Утром я проснулась довольно-таки рано. Долго валялась в кровати, рассматривая потолок – ленилась. Целый час пыталась дозвониться до Шальнова, но все без толку. Немного подумала и дошла до домашнего телефона. - Алло? - Вероника, привет… - Мы, конечно, поговорили… Но неловкость в общении никуда не исчезла. - Ой, Лена… Здравствуй! - Ник, как ты себя чувствуешь? Я тебя не разбудила? - Нет… Что-то случилось? - Да нет… Вернее… Мне Леха нужен, я пыталась дозвониться. – Стало не по себе, хоть и знала, что ничего противоестественного не делаю и не собираюсь. – Просто он сегодня на «работе» не появится, а мне кое-что по заданию узнать… Я вчера Стаса встретила и… - Лен, в общем, Шальнов по магазинам поехал, а мобильник он всегда в машине забывает. – Я усмехнулась. Что есть, то есть. – Я так понимаю ты насчет Шума? – Вероника тяжело выдохнула в трубку. Ой, что-то мне не нравится… - Короче, подъезжай к нам сейчас, как раз поговорите… - Ника… - Кулемина, не будь ребенком! Ну, не телефонный разговор. - Хорошо… Я скоро буду. Немного потопталась у двери и все-таки нажала на звонок. Вероника открыла почти сразу, улыбнулась и впустила меня в квартиру. Я протянула ей пакет со всякими сладостями и фруктами. - Извини, не знаю, что тебе можно, поэтому… - Шальнова засмеялась и взяла пакет. - Ленка, да зря ты это… Лешка столько еды мне накупил, что всю голодающую Африку можно прокормить! – Я сняла кеды и прошла в комнату за хозяйкой. - Да уж… Никогда бы не подумала, что из Лехи выйдет такой сумасшедший папаша… - Осеклась. - Так! Давай договоримся – мы уже все обсудили! Все в порядке! – Вероника сжала мою руку и тепло улыбнулась. – Расскажи, как ты? Как папа? Как вчера в школе? - Столько вопросов! Папа отлично. Весь в делах… - Зажмурилась на секундочку. – Школа… Нормально. Соскучилась по всем, да и они по мне, вроде… - Отвела взгляд и уже тише проговорила. – Игорь подходил… - Лен, мне так неловко… Вы дружили, а я… - Я усмехнулась и посмотрела на девушку. - Дружили? Да ты о чем?! Мы до этого и здоровались то не всегда! На хрен таких друзей! Только вот я должна была догадаться… - Надо было на «внушении» слушать внимательно, а не с Комаровым в «козла» резаться! - Я засмеялась, «виновато» опустив глаза. Дело в том, что у нас в организации существовали курсы для новичков. Что-то типа введения в профессию. Нас учили выдержке, холодности, полной отдаче работе… Эти аспекты очень важны для снайпера. Это только кажется, что убить так легко. Ну, казалось бы, пришел на крышу, установил винтовку, дождался цель, спустил курок и свободен… Ан нет! Все НАМНОГО сложней и страшней. Пуля летит быстро, но только для жертвы. А для тебя этот полет длится словно несколько часов. Мысли начинают путаться в голове: ты забрал жизнь, убил для кого-то отца, сына, брата. Через секунду из-за тебя остановиться еще одно сердце. И в тот момент, когда этот проклятый кусок свинца разрывает живую плоть, тебя охватывает паника. А это самое страшное для такой «работы»… Я уже не говорю о том, что лишний неосторожный шум, странное поведение и бешено горящие глаза привлекут внимание. Намного страшнее выроненный в спешке клочок записки, зажигалка, сигаретный бычок, наконец… И все – пипец… Собственно на курсах нас словно зомбировали, учили убивать так, будто ты сшибаешь оловянного солдатика в тире, а не живого человека. Никаких чувств, эмоций, только цель… Как машины. После задания, один, вдали от глаз, хоть о стену разбейся от эмоций… Но только после… - Да уж… Будем считать, что ты устроила мне экзамен на профпригодность! – Ника расхохоталась. – И я его успешно провалила! - Ой, Ленка, ты только Шальнову об этом не говори, а то повторно отправит эту нудятину слушать! Индивидуально! – Девушка сделала страшные глаза, вызывая у меня новый приступ смеха. В этот момент щелкнула входная дверь, и в квартиру зашел Леха, обвешанный пакетами. - Зай! Ой… Кулемина, ты чего тут? – Я обернулась и помахала мужчине ручкой. - Кстати, да… Пора к сути. Пойдем, покурим. – Покосилась на Нику. - Лен, я в курсе всех дел, так что … - Я виновато улыбнулась. - Я просто на самом деле хочу курить. – Леха кивнул и мы пошли на балкон. Прикурила и посмотрела на Леху. – Ну… И долго ты будешь молчать про день рождения Шума? - Ну… Я думал ты помнишь… - Неудачно стал «мазаться» он. - Алеша! Ты прекрасно знаешь, что у меня отвратительная память на всякие даты! - Ну, да… - Отвел глаза. - И все же? Сложно было напомнить? - Нет… Короче, в этот раз ты не поедешь. – Отрезал Шальнов. - Серьезно? Это с чего бы? – Выгнула бровь и скрестила руки на груди. - Не едешь и все! - Шальнов! Говори лучше! А то я заявлюсь без предупреждения и ТАКОЕ там устрою! И мне за это ничего не будет! – Леха сглотнул, тяжело вздохнул и отвернулся к стеклу. – Говори! - Блин… Ну, там будут всякие… - Твою мать! Я прекрасно знаю, что там не утренник детского садика «Солнышко»! – От внезапной догадки я выронила сигарету. - Леша… Там будет… Там будет Аспирин? – Шальнов виновато кивнул, внимательно наблюдая за моей реакцией. Я выдохнула, отвернулась, снова прикуривая. – Ну, и что? - Лен… - Без Лен! Я поеду! – Леха сжал губы. – Стас сказал, что у нас там какой-то интерес… - Раз ты едешь… Нам нужно как-то «подружиться» с одним человечком и выяснить, где и когда у него состоится очень важная для нас сделка. Если все прокатит, тебе нужно будет убрать обоих. Загвоздка в том, что нужный нам человек – друг Степнова… - И скорее всего будем всегда находиться рядом с ним… - Закончила я за Леху. – Все в порядке! Я готова… Ну, что по стандартной схеме? – Я облизнула губы и томно вздохнула. - Ага! Блин, это намного упростит задачу. – Обрадовался Шальнов. – Не забудь его подпоить, как следует. - Ок, босс! – Усмехнулась. – Слушай… А почему… Я его раньше там не видела… - Он много лет провел за границей, в России появлялся только при необходимости… Ну, и к тому же у них наверное тоже свои планы именно на этот вечер… - Кивнула. - Ладно… Тогда договорились… К девяти у ресторана «TeQuiero».

Глава 4. Te Quiero

Огромный зал ресторана напоминал балетную студию: зеркальные стены и море света. Спустилась по лестнице, ощущая себя, как минимум Перис Хилтон на красной ковровой дорожке. Было с чего… Сегодня я, как никогда, была доволи я боялась оставаться один на один со своими чувствами. Они словно душили меня изнутри. Однако сил не было даже узнать расписание. Прикрыв глаза, я прижалась холодному стеклу и тяжело дышала, прижимая к груди дрожащие пальцы. - Кулемина! – Вывел меня из полусонного состояния противный голос завуча. – Ии сюда! – Пытаясь дышать одним носом, я нехотя сползла с подоконника и подошла к Борзовой. - Лена! Мы закрыли глаза на то, что ты пропустила половину учебного года, хотя мне до сих пор непонятны причины. Но я не собираюсь терпеть то, что ты прогуливаешь опять! – Я опустила голову, массируя виски. – Кулемина! С кем я разговариваю?! – Голова закружилась. Людмила Федоровна, пытаясь привлечь мое внимание, потрясла меня за плечо. Ноги подкосились и последнее, что я помнила это ощутимый удар затылком о пол… Ужасный запах медикаментов защекотал нос. Я попыталась открыть глаза, но тут же захлопнула из-за режущего света. - На лицо сильнейшее переутомление. – Школьная медсестра, Танечка, аккуратно провела по моим волосам. – Возможно какие-то личностные переживания из-за этого недосыпы, переживания… Ну, сами понимаете. В их то возрасте… - Эх, знали бы они… Я не депрессивная малышка, страдающая из-за первой Любови. Хотя… - И еще кое-что… - Что? – Борзова аж подпрыгнула. - Ну… - Медсестра начала теребить халат. - Говорите! – Послышался настороженный голос Савченко. - Судя по всему, девушка находится под действием алкоголя… - Блин, запашок от меня еще тот, наверное. Надо было хоть жвачку съесть. Педагоги ахнули, и в кабинете повисло тягостное молчание. - У Лены проблемы с бабушкой, она моталась к ней в деревню – из-за этого не спала несколько ночей. Переживает. А сегодня ей плохо на вокзале стало, давление упало… Вот ей проводница коньяку и плеснула, чтобы сосуды расширить. – Я чуть не вскрикнула от неожиданности. Гуцул?! Спасибо конечно, и пять тебе за такие познания, но… - Игорь, поясните, пожалуйста, откуда у Вас такая информация? – Напрягся Николай Павлович. - Эм… Я ее встречать должен был, но в пробку попал. Нашел, когда уже «откачали»… - А зачем ты ее в школу притащил? – Прищурилась Борзова. - Не хочу дома одна оставаться… - Прохрипела я. Хватит уже спящей принцессой притворяться. Попыталась встать, но тут же опять рухнула на подушку. - Леночка… Осторожней! Тебе полежать нужно. – Хорошая у нас оказывается медсестра. - Может в больницу? – Не унималась Борзова. Ей волю дай она меня вообще в обезьянник упрячет пожизненно. - В этом нет необходимости… - Танечка что-то черканула в своем журнале и вздохнула. – А вот отдохнуть и поспать пару дней ей бы не помешало… - Я могу проводить Лену. – Я вздрогнула. Перспектива оставаться с Гуцулом наедине меня не радовала, и даже пугала. - Не надо… - Мой слабый протест похоже даже не особо услышали. - Кулемина… Кулемина! – Пригрозил мне Савченко. – Сейчас с Игорем идешь домой, и чтобы я тебя в школе до понедельника не видел! - Вам не угодишь… То ходи, то не ходи… - Я изобразила слабое подобие улыбки и, наконец, поднялась с каталки. Гуцулов глянул на меня и неуверенно взял под локоть. Я вдохнула и с ужасом поняла, что у братьев одни предпочтение в выборе парфюма. Голова снова закружилась, и я удачно приземлилась в объятия Игорька. - Извини… - Пробурчала себе под нос и аккуратно пошла к выходу. Оказавшись на улице, я прикурила и поплелась к машине. Игорь шел следом, играя ключами. - Лен… Я не могу тебе позволить сесть за руль в таком состоянии. – Пробурчал одноклассник, остановив меня. - А своему братику на растерзание отдавал спокойно? – Рявкнула я, помимо воли. Я сглотнула и опустила голову. – Извини… - Не извиняйся. Я понимаю тебя. – Игорь взял из моей ладони ключи. – Если тебе это интересно, то я отвечу. Нет мне было не спокойно. Стыдно и мерзко. Но я не мог поступить иначе… И ты это знаешь. – Я кивнула, облокачиваясь на капот своей машины. – Прости… Я правда не хотел. – Он протянул руку и убрал пряди с моего лица. - Игорь… - Словно пелена с глаз спала. Так бывает во время шока. Я одна… -Игорь, обними меня пожалуйста… - Он громко выдохнул и сгреб меня в охапку, ласкова водя по спине ладонью. – Спасибо тебе, что отмазал… - Кивнула на школу. - Не за что… - Прошептал он куда-то мне в волосы. – Только, Лен… Я прошу тебя , не смей больше в таком состоянии садиться за руль и изводить себя ночь напролет. – Дернулась и удивленно посмотрела на него. - Откуда ты знаешь?.. – Он отвел глаза, закусив губу. – Игорь! - Я не должен тебе этого говорить… Но… - Замешкался, но потом пристально посмотрел на меня. – Неужели ты думала, что он оставит тебя? - Я же просила… - Ты просила не появляться в твоей жизни… - Игорь обернулся. – Разве он где-то есть? - Я не хочу так! Зачем?! Пусть уйдет… - Голос сорвался. Игорь обнял меня. – Скажи ему… - Ты сама знаешь, что это ничего не изменит… - Тогда я сама скажу ему! – Игорь молчал. – Я найду способ с ним поговорить… - Ты же сама хотела… - Я просила, чтобы он исчез совсем! – Плюхнулась на переднее сидение. Игорь сел следом и завел машину. – Скажи, что мне нужно с ним поговорить… - Убрала руки в карманы, чтобы Игорь не увидел как их бьет дрожь. - Он исчез, Лена… - Машина сорвалась с места. Отлично… В этой жизни можно надеется только на себя.

Глава 9. Идея

После того дня, я словно с катушек съехала. Словно псих с манией преследования я всматривалась в лица прохожих, тонированные тачки, окна окрестных домов. Глупо, конечно, было ожидать, что Аспирин вот так вот где-нибудь засветиться. Но я нутром чувствовала, что он где-то рядом. Через неделю таких вот «кошек-мышек» я стала дерганной, срывалась по поводу и без повода. Игорь предпочитал изображать, что ничего не замечает, на мой умоляющий взгляд отмалчивался и старался вообще уйти. Пиком стала ситуация, когда я ни с того, ни с сего наорала на Лерку, едва сдержавшись, чтобы не ляпнуть лишнего про Стаса. Она тогда сильно обиделась и больше не пыталась со мной поговорить, пересела за свободную парту. На все мои попытки извиниться, только молча кивала, отводя взгляд. После школы я поехала на базу. Мне повезло – Комаров был занят какими-то делами в тренировочном зале. Оглядываясь, я пробралась в архив, включила компьютер и нетерпеливо задергала мышкой. Найдя нужную мне информацию, перекинула ее на флешку и также незаметно покинула здание. Дома я сварила себе шоколад и принялась просматривать добытую информацию. Ничего нового я не узнала. Степнов Виктор Михайлович. Специфика работы. И всякая мелочь типа мест, где его частенько встречали. Все они при этом были помечены крестом. Помню, у Вероники это означало устаревшую информацию, которую не удаляли на всякий случай. Со злостью захлопнув ноутбук, я принялась тарабанить по нему пальцами. Тяжело точно объяснить для чего мне все это было нужно… Наверное, зная что его действительно нет рядом я бы когда-нибудь смогла смирится. Но то, что я каждой клеткой тела чувствую его, а самое страшное, что все мое существо при этом помимо воли тянется к нему, это мне не дает покоя. Хотелось схватить его за воротник и кричать, кричать так, чтобы осипнуть о том, какого мне. Как сердце разрывается. Как хочется верить, что я что-то значу для него, и как я боюсь хотя бы на секунду в это поверить. Миллион мыслей шныряло в голове. Заказать саму себя? Нет, конечно… Он дурак и перед тем, как выполнить его, проверит всю информацию. Подтасовать факты… А смысл, только увидев меня он исчезнет. Оставался один выход… Если он действительно наблюдает, значит должен проявить себя в случае опасности. Заодно и проверим… Кто из нас врет… - Алло… Папуль! – Пропела я в трубку. - Ленка! Привет! – Обрадовался Никита. – Что-то случилось? Тебе там плохо? Мне Леха звонил… - Пап! Пап! Все хорошо… Мы с Лехой все обсудили. Я его поняла! – Отец облегченно вздохнул. – Папуль… Я тут подумала… Я скоро закончу школу… - Да! И приедешь ко мне… Я тебе готовлю сюрприз… - Нет… Пап… - Я тяжело вздохнула. – Ты только не обижайся… У меня здесь друзья… Я здесь привыкла… - Ну, что ж… Если ты хочешь… - Ну, чего ты? Так говоришь, словно я в другой мир попала. Несколько часов и ты у меня… - Хорошо, Лен… Я понимаю. – Он насторожился. – Но ведь ты не только это хотела сказать? - Эм… Папуль, Шальнов уехал и наш «бизнес» повис в воздухе… Ты знаешь, как-то странно будет чувствовать себя, когда появится новый хозяин… Я вроде твоя дочь… - Лен, чего ты задумала? - Я отлично осведомлена в делах. И ты это знаешь. Почему бы мне не заменить Леху? – Я зажмурилась, ожидая ответа. Отец снова тяжело выдохнул. - Лен, это не игра… Ты еще девчонка… - Папа даже не представлял насколько мне ЭТО на руку. Как только в обществе объявится, что малолетка возглавила одну из организаций Кулемина, подставы посыпятся как снег зимой. Только ленивый не захочет меня подсидеть… А мне только выбрать останется. - Пап! Ты считаешь, что я глупа… - Блин, ну, хоть бы согласился. – Ты ведь Стаса хотел назначить… Он старше меня лишь на пару лет… - Лен! - Пап, ну, хоть с испытательным сроком! - Хорошо… Завтра я прилечу в Москву. – Я обрадовано взвизгнула. – Вечером нам придется посетить одно заведение. Готовься… - Я положила трубку и довольно улыбнулась. Теперь проблем не возникнет. Главное больше светиться в обществе, изображая из себя глупую тусовщицу, дорвавшуюся до власти. Подумав о клубах, я скривилась… Ладно… Приодеться потерпеть.

Глава 10. Клуб

- Ну, вот собственно все, что я хотел сказать. Прошу любить и жаловать вашего нового руководителя! – Папа подмигнул мне и опустился на стул. - Молодчина, Ленок! – Стас похлопал меня по плечу. К слову, как я и ожидала, он был единственным, кто если и не обрадовался, то хотя бы не высказал своего «фи» по поводу моего назначения. Остальные сотрудники, нервно вздыхая, потянулись на выход. - Ну, я думаю, нужно это отметить? – Я умоляюще посмотрела на папу. Если честно идти на скучный прием, где папуля сообщит про мое назначение Шуму и еще парочке братков, мне не хотелось. Мне нужно было засветиться! И по своему заявить о «великом» назначении. - Ладно, Лен… Только будь осторожна, хорошо? – Взгляд кота из «Шрека» вызвал у папы истерический смех. – Все иди уже! Мне пора… - Кулемина, я вот одного не пойму… - Комаров затянулся и внимательно посмотрел на меня. – Ты клубы терпеть не могла… А сейчас… - Ну, я просто не распробовала всей прелести ТАКИХ заведений. – Улыбнулась я, выискивая в толпе потенциальную жертву. Если честно, то я слабо представляла, что мне нужно сделать. Но тут взгляд зацепился за компашку бритоголовых джентльменов за столом. Так-с… Я повернулась к Стасу и заметила, как он, нервно поглядывая на часы, теребит в руках мобильный. И это, кстати, очень вовремя. Комаров может помешать моим планам. – Стас, тебе же ехать нужно. Ты не парься, мне это только на руку… - Парень вопросительно приподнял бровь. – Ну… Я в конце концов молодая горячая женщина… Ну, ты понимаешь… - Ах, вот оно что! – Заржал Комаров. – А я думаю, чего тебя сюда потянуло?! Теперь все ясно! Мужики, бегите – Кулемина на охоте! – Парень чмокнул меня в щеку. – Ладно, я побежал! Счастливой ночи, босс! Как только Стасик вышел из клуба, я расплылась в хитрой улыбке. Ну, что же, Витенька, начнем! Спустив бриджы пониже на бедра, я вышла на танцпол и принялась демонстрировать все изгибы своего тела, не забывая задирать майку, крутить волосами и кидать хищные взгляды в сторону нужной мне компании. «Посветившись» я вернулась к своему столу. Долго ждать не пришлось, и уже через две минуты передо мной вырос здоровенный амбал с гаденькой улыбкой во всю… Лицо. - Скучаешь, крошка? – Его сальный взгляд скользнул по моему взмокшему телу. Похоже, в его мечтах я уже давно извивалась под ним, только вот у меня другие планы. - Не настолько! – Затянулась и нагло выпуст - Отпусти… - Умоляла. И он знал это. Стальная хватка пальцев, тут же сменилась легкими поглаживаниями, словно успокаивая. А я в ступор впала. Хотела, но не могла шевелиться. – Я прошу тебя… Пусти! - Я скучал… - Схватила воздух ртом и попыталась вырваться. – Послушай меня! - Почему ты такой? Ты же человек, ты же должен хоть что-то чувствовать! Мне больно! Пойми ты это! - Он развернул меня к себе лицом и попытался прижать к себе. Тело забило в сильнейшем ознобе. – Что ты на этот раз получишь?! Деньги? Скажи сколько – я заплачу! Только исчезни! Уберись из моей жизни! - Что ты несешь?! Ленка! – Встряхнул меня за плечи. – Я говорю правду… Я тогда не понимал, что теряю, я думал… - Заткнись! Заткнись! Заткнись! – Зажмурилась, закрывая ладонями уши. – Я больше не поверю тебе! Никогда! Ни единому слову! Уйди, я прошу тебя… Уйди!!! – Он схватил меня за подбородок и впился в мои губы, мучительно простонав. Силы куда-то испарились. Я лишь могла цепляться дрожащими пальцами за холодную стену, пытаясь оттолкнуться. И плакала… Снова плакала из-за него. Он открыл глаза, поймал губами слезинку и отпустил меня. Не отводя взгляда, покачнулась и шагнула назад. - Стой… Зачем ты с Владимиром? Так ты мстишь мне? – Вот здесь моя выдержка меня не подвела. Я гордо вздернула подбородок и выгнула бровь. - Ты о чем? - Ха… - Провел ладонью по своим волосам, о чем-то раздумывая. – Сделка завтра в 8 утра в гостинице «Бенедиктов». - Почему ты решил, что я тебе поверю? - Потому что ты знаешь, что все так, как я сказал. Только ты уверена, что все именно так, как вы спланировали? Вдруг что-то пойдет не по плану? - Приманка для меня? – Откуда только силы на эту улыбку? Степнов пожал плечами и развернувшись пошел в зал. – Стой! Что ты имеешь в виду? На меня охота? Скажи, черт побери! - Я не позволю убить тебя… - Толпа поглотила его. Я обессилено припала к стене и сползла вниз. Через десять минут меня нашел Леха. Просить отвезти меня домой не нужно было, вид говорил сам за себя. Договорившись в 6 встретиться на базе, мы разошлись. В эту ночь я спала без сновидений, словно мертвая…

«Когда уже поздно…»
Обрывками ветра холодного в душу,
Словами, до боли теребящими память
Последнее «рядом» сейчас я разрушу.
Ты тоже все понял – уже не исправить…

Прощальные слезы от ветра на скулах,
Дрожащие пальцы на стали прицела…
И словно к виску приставлено дуло…
Зачем? Понимаешь, просто мне надоело…

Два шага навстречу и три на прощанье,
Улыбка и шепот, говорящий о прошлом.
Сквозь собственный крик твое обещание.
Дыши без меня. Теперь уже можно…


Глава 6. На крыше

Утро выдалось на редкость холодное. Кутаясь в любимую кожаную куртку, я зашла на базу. В это время здесь кроме охраны никого обычно не бывает, поэтому было слишком тихо. Прошла в информационный отдел и толкнула нужную дверь. - Привет… - Стас оторвался от заполнения бумаг и, улыбнувшись, кивнул. – Ты один? - Теперь нет! А тебе еще кто-то нужен? – Комаров заговорчески подмигнул мне. Я рассмеялась и плюхнулась на стул. - Ну… Заманчиво, конечно. Но мне Шальнов нужен. У меня задание сегодня. - Стас закивал, откусывая большой кусок бутерброда. Я дождалась пока он прожует, и вопросительно уставилась на него. - Леха звонил, просил передать, что его не будет… - Мои брови удивленно поползли вверх. – Вот фотография второго объекта. Это тот с кем будет встречаться Алехин. Убрать тебе нужно обоих. – Я кивнула. – Ключики в шкафчике, так что свою «пулялку» сама возьми. Я ем! - Обляпаешь документы сейчас, и Шальнов тебе голову оторвет… - Я взяла ключи и открыла сейф. Когда кончики пальцев коснулись стали винтореза, меня вдруг затрясло. Захлопнула сейф и буквально упала на диван. Нашла пачку сигарет, прикурила, сжимая сигарету дрожащими пальцами. - О-ого! – Присвистнул Комаров, откладывая бутерброд в сторону. – Это что еще за новости? Ну-ка, колись. В чем там проблема? - Стас, дай мне бумаги на это дело… - Парень кивнул на красную папку рядом с компьютером. - Лен! Да объясни ты уже, наконец! Там ничего такого, что могло бы вызывать подозрение… - Я пожала плечами, внимательно изучая бумаги. - Меня вчера предупредили… Ну, намекнули даже, что все может пойти не так просто, как мы думаем… - Господи… - Стас поднялся из-за стола и плюхнулся на диван рядом со мной. Забрал из моих рук папку и убрал на столик. – Послушай меня. Человек, с которым встречается Алехин – скандальный журналист. Подпортил кровь многим «большим шишкам» Москвы. Зуб на него точат многие. Только и он, сука осторожный. Теперь преимущественно к встрече. Алехин официально занимается продажей офисов и прочей лабудой. Нигде официально не засветился. - Еще бы… С таким дружком-то… - Что, прости? - Ничего… Продолжай… - У журналиста не вызывает подозрения эта встреча. И он не знает, что помимо того, что его сегодня прижмут, предположительно… Так потом еще и пристрелят. - Какой интерес у Алехина? - Алехин женат. У него две дочери. – Я поежилась. – А этот парнишка засветил снимки Вовчика с секретаршей в каком-то отеле. Информация оказалась бомбой, и журналист пошел на повышение. Мы предполагаем, что предлогом встречи будет требование об опровержении. – Стас погладил меня по спине. – Лен, понимаешь, многие бы хотели заполучить это задание. Скорее всего тот человек, который тебя предупредил может догадываться… - Он знает кто я… - Ну, вот… Зависть, Леночка! Зависть и желание наживы. – Я пожала плечами, понимая, что дело не в зависти. Что же тогда? Степнов подставил своего друга? А может Алехин ему вовсе не друг и он избавиться от него моими руками… Блин, башка-то как трещит… - Ладно, Стас, спасибо! – Чмокнула парня в щеку и поднялась. – Просто мой «отпуск», сам за себя говорит. Отвыкла… Я поднялась на крышу и тут же вздрогнула от ледяного ветра. «Подготовка местности» заняла минут 15. Тяжело вздохнув, уселась на парапет и осмотрелась. Нужное мне окно хорошо было видно сквозь листву деревьев. Что это? Удача или замечательно спланированный трюк? Прикурила, пытаясь успокоиться. Неизвестность пугала. Но знаете, при этом при всем я не боялась за свою жизнь. Хотелось перегрызть себе вены, за то, что я ВЕРИЛА ему. Верила, что мне ничего не угрожает. Новая сигарета. Меня уже мутило от привкуса никотина во рту. В груди словно вертелся огненный шар. Беглый взгляд на часы и, спрятав, бычки в специально припасенном пакетике, я подсела к винтовке. В номере появились два мужчины. Одного из них, Владимира, я никак не могла разглядеть, сначала его загораживал журналист, а потом он и вовсе скрылся из виду. Ну, что же… По крайне мере, моя главная задача – писака. Палец лег на курок. Вздох. Выстрел… Парнишка дернулся и даже не поменял положение, только голова упала на грудь. Новый вздох… Владимир подошел к парню, я снова прицелилась. Он резко повернулся… Я не знаю, как смогла сдержаться от крика. Закрыв ладонями рот, я отползла от винтовки, что-то мыча. Меня обманули! Вторая моя жертва… Степнов! Сглотнула и, трясясь всем телом, снова посмотрела в прицел. Он стоял посреди комнаты, сложив руки на груди и, опустив голову, словно глубоко задумавшись. Поледеневшими вмиг пальцами, я снова дотронулась до курка. Зажмурилась и второй рукой закрыла прицел, пытаясь представить, что там абсолютно чужой человек… муляж… просто мишень… - Не могу… - Ударила себя ладонями по лицу и снова закурила. – НЕ МОГУ!!! - Ну, что же ты? Стреляй… - Я подпрыгнула на месте, проглотив крик ужаса. Словно в замедленной съемке обернулась и вжалась в стенку парапета. – Привет, Леночка… - Алехин насмешливо разглядывал меня, держа руки в карманах брюк. - Что за черт? – Прошептала я, судорожно соображая, что делать? Мыслей, надо сказать, не было никаких. Все, чему меня учили будто стерлось из памяти. Только тиканье собственного пульса в ушах, словно бомба замедленного действия. - СТРЕЛЯЙ! – Рявкнул Владимир, заставляя меня вздрогнуть. Я замотала головой, до крови закусив губу. «Или ты или тебя» - промелькнуло в сознании. Зажмурилась и сжала кулаки, смело вздернув подбородок. - Хм… О времена! О нравы! Современные девушки… Вчера так мило улыбалась и хлопала ресничками. А сегодня с каменным лицом спустила курок. – Владимир сделал шаг ко мне. – Так объясни мне! В чем разница? Я или Витя… Я даю тебе шанс! Стреляй! Не бойся, я ничего не сделаю… - Алехин вытащил пистолет, положил его на парапет рядом с собой и подтолкнул рукой так, что оружие проскользнула и остановилось рядом со мной.. Я напряженно молчала, низко опустив голову. Не собиралась стрелять. И не могла объяснить этому человеку то, чего не понимала сама. Почему я не могу? Этим выстрелом я сделаю то, о чем умоляла ЕГО вчера… Он навсегда исчезнет из моей жизни. Я схватила ртом воздух, который резко куда-то пропал, когда всего на секунду представила «без него». «- Хм… Представь, что сейчас я окуну тебя головой в ванну с водой? - Странные у тебя доказательства… Тут тебе любая в вечной любви, конечно, поклянется, если жить захочет!» «- Помолчишь ты?» «- Ну, так вот. И буду держать тебя под водой, пока ты не начнешь брыкаться, ощущая, как тяжело становится дышать. Потом отпущу, позволяя сделать маленький глоток воздуха. И снова окуну в воду и отпущу только тогда, когда ты перестанешь сопротивляться. Представь свои чувства. Вот так, наверное, чувствует себя человек, находясь вдали от любимого. Страх, боль, безысходность… И дышать невозможно.» - Я не буду стрелять… - Проговорила почти по слогам и поднялась на ноги. Повернулась к мужчине спиной, чувствуя, как по спине течет пот. Не спеша расстегнула сумку и стала упаковывать винторез, невидящим взглядом скользя перед собой по парапету и намеренно растягивая время. Хлопок двери. И тяжелые шаги. Я лишь едва ощутимо вздрогнула, но не повернулась. - Ты же говорила, что толкнешь… - Выронила сумку, и она с грохотом упала к моим ногам. Выпрc="images3/13.jpg" hspace="4"vspace="5"align="left"> Ну, что я могу сказать насчет своей идеи? «Легко сказать!» - вот что. Не выспавшаяся, злая на весь мир, я плюхнулась за руль и закурила. Куда мне ехать? Всю ночь я пыталась вспомнить какие-нибудь ориентиры, которые мелькали на дороге пока мы ехали на площадку. Но кроме глаз Степнова и своих дрожащих рук, я не могла припомнить ничего. Старательно «вырезав» из памяти сцену на самой площадке, я начала вспоминать тот путь. Который проделала, пока не разбилась. Помню, папа говорил, что я разбилась где-то в районе Митино и еще что-то про Пятницское шоссе. В памяти вдруг вспыхнул случайный указатель «Соколово». Я достала карту и погрузилась в ее изучение. Ита-ак… Что мы имеем? Двигаясь по Пятницскому шоссе, миновав Митино, я доеду до деревни Соколово. И, что дальше? А дальше дорога ведет к Истринской долине. Ну, что же? На этом и остановимся… Со всеми этими пробками, до места я добралась через два с небольшим часа. Не особо понимая, что мне делать дальше, я, не спеша, двигалась по дороге, осматривая окрестности. И тут меня словно током ударило. Впереди виднелся котеджный поселок – домики, словно грибы виднелись среди деревьев. Но мой взгляд привлекла бордовая крыша дома, стоявшего далеко от поселка, на отшибе. Нашла! Не думая больше не о чем, я оставила машину у обочины и со всех ног понеслась по знакомой уже тропинке. Снова к нему…Перед самим домом сердце мое словно остановилось, голова закружилась, и словно комок встал в горле, мешая дышать. На ватных ногах я доплелась до двери и нажала на звонок. Потом еще и еще раз. Тишина… Я прислонилась лбом к древесине и стала мерно стучать по ней кулаком. Когда я окончательно убедилась, что даже если в доме кто-то и есть, мне точно не откроют, закурила, сползла по двери на землю и закрыла глаза. В воображении сразу нарисовалась картина: оставленная хозяином собака, не поняла, что от нее отказались, и все равно приковыляла к дому, надеясь, что просто по ошибки ее забыли привязанную в холодном лесу. Даже не знаю, сколько времени я просидела на пороге его дома. Словно в трансе. Сигареты и бутылка минералки. Глаза без устали следили за дорогой, ведущей к трассе. Но все было бесполезно. Время словно замерло. Было ощущение, будто я осталась одна на всем белом свете. Даже гул трассы здесь был почти не слышан. Когда солнце стало садиться, меня стало клонить в сон. Из последних сил я пыталась держать глаза открытыми, но они упрямо закрывались. Подумав, что так будет легче ждать, я задремала. И буквально тут же почувствовала грубый толчок в плечо, и сталь метала на обоих висках. Вздрогнула и распахнула глаза. Передо мной стоял незнакомый мужчина восточной внешности, облаченный в шикарный белый костюм. Он улыбался, задумчиво почесывая аккуратную бородку. Я аккуратно повернула голову, по бокам от меня расположились два крепеньких паренька, которые прижимали дула своих пистолетов к моей голове. Захотелось самой нажать на курки. ДУРА! Вот и нашла то, что искала… Совсем свихнувшись на своих чувствах, я забыла все чему меня учили. Элементарная бдительность спала глубоким сном. Ну что же? Доигралась… - Здравствуй, красавица! – Продолжал ухмыляться «белый костюм». – Не замерзла? - Нет… - А не страшно одной в лесу-то? Вдруг маньяки? - Я не одна… - Огрызнулась, смотря прямо в глаза мужчине. – У меня тут знакомый живет… Только его дома не оказалось. Так что я, наверное, поеду домой… - Ого! Какое совпадение! И у нас тут живет знакомый. И нам очень нужно его найти. - Я не знаю где он… - Серьезно? Ну, тогда ты поедешь с нами, и мы будем вместе его ждать. – Я удивленно выгнул брови. – А чего ты удивляешься? Я думаю, Витенька не хочет делиться такой ценной добычей, как ты… - И что во мне такого ценного? – Съязвила, пытаясь скрыть истинные свои эмоции. Мои глаза панически заметались по сторонам. Степнов! Пора бы уже появиться! Мне, действительно, страшно! - Давай-ка ты, крошка, не будешь из себя дурочку корчить? – Мужик устало вздохнул и опустился на корточки передо мной. – Либо ты настолько наивна и думаешь, что можно остаться неизвестной, возглавив небезызвестную организацию в Москве, либо…Я думаю, тебе понятен ход моих мыслей. - Что Вам от меня нужно? – Я изо всех сил пыталась сохранить невозмутимость. – С чего Вы взяли, что Аспирину есть до меня какое-то дело. - Ну, вот мы и посмотрим… Прав я или нет. – Улыбнулся «костюм». – А если нет… Ну, ты же понимаешь, что на дочке Кулемина и названной внучке Шума я смогу неплохо навариться. Так что поднимайся, крошка! - Я никуда с вами не поеду! – Мужик усмехнулся, кивнул одному из парней и … тот спустил курок. Я заорала, потирая висок. На глазах выступили слезы, меня затрясло. - В следующий раз он будет заряжен… - Мужик подал мне руку и поднял с земли. – Мне терять нечего. Так что вперед, малышка! И молись, чтобы Витенька быстрее тебя нашел!

Глава 14. Подвал

В машине мне стало совсем «хорошо». Я прекрасно понимала одно, что у меня единственный вариант спасения. Только он какой-то призрачный… И имя ему - Степнов. В противном случае, срубив за меня денег, меня убьют. Это только в добрых книжках шантажисты возвращают все после получения выкупа. А в жизни… Они прекрасно понимают, что после моего возвращения их жизни начнут отсчет на секунды. Папа говорил, что пока я была у Степнова, Шум перевернул весь город, но Аспирин слишком осторожен… Не имея прямых улик… Помню тогда папа с неприкрытым восхищением сказал: «Он единственный!», потом заметил боль, блеснувшую в моих глазах, и перевел тему. Но это Степнов… А тут… Мое сердце сжалось от страха. Понимаете, в том мире, в котором верчусь я, если есть хоть малейшая толика опасности, нужно сделать все, чтобы замести улики. - Что Вы собираетесь делать? – Кое-как утихомирив эмоции, я повернулась к мужику. - Для начала мы сделаем так, что Аспирин узнал, какая птичка попала к нам в клетку. – Он повернулся ко мне и внимательно посмотрел в глаза. Мне показалось, что в них блеснуло какое-то усталое ожидание чего-то. – Может, облегчишь нам задачу? Скажешь, кто такой для тебя Виктор Степнов? - Случайный знакомый… - Выдохнула я, пряча глаза. «Костюм» раздраженно цокнул языком. - Хорошо… Ты приехала к тому дому, о котором не знают его «случайные знакомые». – Я сглотнула, чувствуя, как потеют ладони. – Следовательно, ты хорошо осведомлена о делах знаменитого Аспирина. Скорее всего, не мало времени потратила, наводя справки. Тогда задам вопрос по-другому… Зачем тебе Степнов? - Он… Я… Денег он мне должен. – Все присутствующие в машине расхохотались. Стало совсем жутко. – А зачем он вам? – Смех резко стих. Я поймала на себе холодный, пугающий взгляд. - У нас свои счеты с этим человеком. – Я поежилась. – И я надеюсь с твоей помощью отомстить… - К-как?.. - Ну, ты же не маленькая. – Мужчина щелкнул меня по носу. – И знаешь, КАК в бандитском мире возвращают должки… Я помогу многим, избавившись от знаменитого киллера-постановщика. – Меня бросило в жар, по спине потек пот. Что я натворила? Я подставила его… Из-за своих тупых капризов… - Ты испуганна? – Прищурился собеседник. – С чего бы это? Ладно тебе, не трясись… Обещаю, что если ты хорошо сыграешь свою роль – приманки, то после того, как я избавлюсь от этого «героя», я отпущу тебя, радоваться жизни. НО! Ты должна сделать все, чтобы он пришел за тобой… - Он не придет… - Голос дрожал. Я готова была броситься в колени к своему похитителю и умолять, чтобы он не трогал Степнова. - Тогда ему повезет… А потом они притащили меня в этот подвал. Привязали к стулу и, весело подмигнув, удалились. У меня даже не было сил сопротивляться. Судорожно я пыталась найти хоть какой-то выход. Но что я могу? Вот именно – НИЧЕГО! Кроме того, что проклинать себя.

Глава 15. Game over

Меня трясло от неизвестности, буквально рвало на куски от того, что ничего не происходит. Но в тоже время, только представив то, что может случиться, я молила время замереть навсегда. Вздрагивала от каждого шороха и снова путалась в уничтожающей тишине. Счет времени я потеряла очень скоро. Иногда мне казалось, что прошла уже целая вечность, но в следующее мгновение приходило ощущение, что не больше часа назад я дышала свободой. Решив, что мое спасение это сугубо мое дело, я стала прикидывать возможные варианты. Но все было впустую. Руки были сцеплены наручниками и пристегнуты к спинке стула, ноги привязаны. Но даже если бы я смогла освободиться от оков, это мало бы мне помогло – помещение, в котором я находилась, представляло собой подвал, лишенный окон. Единственный выход преграждала тяжелая, железная дверь. - Эй! Выпустите меня! – Глупо? Ну, да, согласна. Но сидеть и ждать «у моря погоды» еще невыносимей. – Эй! Я пить хочу! – Не много подумав, добавила. – И какать! – Помнится, Шальнов на ОБЖ рассказывал, что один из способов избавиться от маньяка – вызвать в нем омерзение. Ну… Описаться, стошнить… М-да, наверное, это чуть не тот вариант… Но, чем Бог не шутит? К моему удивлению, через пару минут дверь отварилась и на пороге возник мужик в белом костюме. Мне показалось, что он старательно сдерживает смех. Хотя… Что удивительного? Будь я в другой ситуации, сама бы над собой от души похохотала. Подойдя ко мне, мужчина поднес к губам банку с водой. Я стала делать жадные глотки, проливая половину на себя. Глаза мои при этом пристально наблюдали за похитителем. - Ну, что? Вторая просьба в силе? – Разулыбался он. Я презрительно поджала губы и отвернулась к стене. - Я хотела с Вами поговорить. - О! Ну, это уже что-то. Давай уж тогда познакомимся? Я - Алан. - У нас тут не дружеский «междусобойчик»! Так что мне все равно кто Вы и как Вас зовут. – Интересно, а он всегда улыбается? - Ну, не выпускай колючки! Тебе не идет. Я же тебе не враг… - Да? – Я начала задыхаться от возмущения. В темных, и надо сказать красивых, глазах мужчины заплясали черти. – Ах, я, видать, забыла, что мои друзья имеют привычку запирать меня в вонючих подвалах, привязывать к стульям и прочее. – Алан засмеялся, обнажив идеальные белые зубы. - Этого бы не пришлось делать, если бы ты на все спокойно реагировала. – Я закатила глаза. – Слушай, давай по честному? Так мы быстрее придем к согласию. - Вряд ли, конечно… Но давай попробуем. - Хорошо! Не буду ходить вокруг да около. Я уверен, что мы с тобой преследуем одну цель. Так почему ты не можешь этого признать? – Мой взгляд забегал по смуглому лицу.- Что это? Банальная осторожность? - С чего ты взял, что мы… Эм… Союзники? – Я старалась держаться как можно более уверенно, но внутри меня все дрожало. - О, это было просто. – Усмехнулся Алан. Я вопросительно выгнула брови. – Начну сначала. То место, где состоялась наша судьбоносная встреча, известно лишь избранному кругу людей. И в основном это друзья Аспирина. Что касается их, то это настолько ограниченный и постоянный круг людей, которых легко можно по пальцам пересчитать. Проще говоря, случайных знакомых в ТАКИЕ подробности своей жизни Степнов не посвящает. Значит мы исключаем вариант, что ты друг Витеньки. – Я сдержанно кивнула. – Есть еще один вариант. Ты ищешь Степнова также, как и мы. И зная, чем занимается Аспирин, не тяжело догадаться, что тобой движет явно не нежное чувство… - Почему ты не допускаешь мысли, что я хочу нанять его? - Ну, не надо строить из себя глупенькую дурочку. – Скривился мой собеседник. – Если бы дело было в задании, не нужны бы были ТАКИЕ сложности. И к тому же вспомни, что я сказал тебе про ЭТОТ дом… - Вот тут я запаниковала. Мысли в голове путались, я никак не могла решить, что мне делать дальше. Что будет правильно?! - Хорошо… - Выдохнула и посмотрела прямо в глаза мужчине. – Допустим, ты прав. Тогда твои действие абсолютно нелогичны… Зачем Аспирину приходить за мной? - Ой, об этом не волнуйся. – Алан дружески похлопал меня по плечу. – Ты лишь малюсенький запасной вариант… Ну, так… На всякий случай. Но, по правде сказать, я ОЧЕНЬ рассчитываю на другой свой козырь. - Какой? – В горле пересохло. - Я смотрю тебе уже не терпится… Ну, могу тебя обрадовать. Ты мне нравишься, поэтому я позволю тебе присутствовать при великой расправе над Аспирином. – В глазах потемнело. Я подалась вперед, тяжело дыша. - Ты так самоуверен… - Говорить удавалось с трудом. – Степнов аккуратен и вряд ли попадется на твой развод. – Алан внимательно посмотрел на меня. Довольно усмехнулся, увидев, как я дрожу. - Степнов так же зависим от своего дела, как многие! – Мужчина достал из кармана запечатанный пакетик с каким-то порошком. – Кураре. Сильнодействующий яд. Наноситься пылью на карточку и герметично запаковывается. При вскрытии мельчайший порошок на воздухе превращается в газ. Всё заполняет запах миндаля. Такой способ убийства считается довольно изощрённым. Витенька получит деньги от нашего подставного заказа, как и полагается, через курьера… Я думаю, тебе понятен ход моих мыслей. А мы будем наблюдать за его медленной смертью. – Алан задумчиво потер подбородок. – Либо я такой гениальный, либо… - Хватит! – Заорала я, дернувшись на стуле. Воображение тут же нарисовало мне картину, в которой Виктор корчился, задыхаясь, раздирая себе горло. – Прекрати! Не трогай его! - Ого! – Лицо мужчины засияло. – Вот это новости! Я думаю, теперь ты расскажешь мне более интересную историю… - Мразь! – Я с отвращением харкнула в лицо мужчине. Он громко выдохнул, поджал губы и вытер ладонью лицо. – Я убью тебя! Сука! Если он перестанет дышать хоть на миг! Ты понял?! – Истерика рвалась из меня, словно лава из извергающегося вулкана. По щекам потекли слез, обжигающие кожу. – Только попробуй, и я уничтожу тебя! Ублюдок! Отпусти меня! Не смей! Я убью! Убью тебя! – Понимаю всю безысходность, я лишь билась в дрожи, пытаясь вырвать себя из оков. - Успокойся… - На удивление нежно, и даже как-то испуганно, Алан попытался погладить мои плечи. Я снова рванулась вперед. - Пусти… - Зажмурилась, пытаясь унять боль, разрывающую сердце. – Я прошу тебя… - На какой-то миг поймала его взгляд. Слишком странный. Он словно пытался меня понять. Сил не осталось, и я зашептала: - Я люблю его… Пожалуйста, не надо! Если он умрет… - Тело снова сковало спазмом. – Убей меня! – Мужчина улыбнулся и поднялся. – Куда ты? Не уходи! Я умоляю тебя! Я все сделаю! Деньги? Тебе деньги нужны? Сколько?! Алан! Вернись! - Я все сказал… - Мужчина открыл дверь и кивнул охране. Они отцепили меня и стали вталкивать на выход. Я сопротивлялась, как могла, держа взглядом своего «палача». – Игра закончена!

Глава 16 …

Меня трясло словно в ознобе. Пару раз я заметила взволнованные взгляды своих похитителей. Нервы сдали окончательно. Я тяжело дышала и постоянно терла ладонями лицо и виски. - Ну, тише ты… - Алан попытался меня приобнять, но я дернулась и вжалась в дверцу машины. - Не прикасайся! - Вместо голоса из горла вырвался рык. Глаза мужчины поползли на лоб. – Не трогай его… - Знаешь, я даже завидую ему. Так любить… - Договорить Алан не успел. Машина затормозила у большого здания. Мой взгляд заметался. - Пожалуйста… - Голос вообще пропал, я зашептала, прижимая ладони к груди. Мужчина тяжело вздохнул, покачал головой и, не смотря больше на меня, вышел из машины. Охранники помогли выбраться мне и, придерживая под локти, показали куда идти. Каждый шаг сжимал сердце. Перед глазами все плыло от дикого страха. Руки тряслись мелкой дрожью, спина взмокла. Я уже не понимала того, что творится вокруг. - Алан, да она сейчас в обморок грохнется! – Один из охранников, приобнял меня за плечи. – Эй, ты в порядке? – Я сглотнула и кивнула. - Твою мать! Чтобы я еще раз на такое подписался. Гребанный… - Про кого говорит мужчина я не расслышала, так как конец фразы заглушил хлопок двери. – Заводите ее! – Охранник осторожно подтолкнул меня в спину, я опустила голову и пошла к входу в помещение. Очнулась только тогда, когда меня посадили на стул. - Привет, Кулемочка! – От этого голоса я поперхнулась воздухом, подняла глаза и обомлела. - Что за… - Я окаменела. Передо мной находились те, кого я не ожидала увидеть вообще никак. Посредине кабинета стоял Шум, рядом с ним мой отец, чуть позади на подоконнике расположились Шальнов и… Степнов. Они спасли меня? Ну, точно! Раскрыли Алана и спасли меня. На глазах навернулись слезы, и я кинулась вперед, сгребая в объятия папулю и «дедулю». – А! Я знала, что вы меня не оставите! Я вас так люблю! Спасибо! Спасибо! Я думала я умру от страха! – Зря мне не пришла мысль, что для «пойманного», Алан как-то слишком беспрепятственно и спокойно сейчас наблюдает за моим «воссоединением с семьей», облокотившись на косяк входной двери. - Села на место, коза! – Рявкнул Шумов и меня словно гвоздями прибило к стулу. – Ну, что?! Наигралась, наконец, малышка? Господи, вот всегда говорил, что женщина, что на корабле, что в любом месте, кроме кухни и кровати, это катастрофа! – Я ошарашено смотрела за взбешенным мужчиной и отцом, грозно поджавшим губы. - Ч-что случилось? – И тут я неожиданно наткнулся на ухмыляющегося Шальнова и прожигающий взгляд синих глаз Степнова. - Ты еще и спрашиваешь?! – Снова оглушил меня крик Шума. Он стал надвигаться на меня, угрожающе раздувая ноздри. Я сглотнула и вжалась в стул. – Развела тут царство принцесочки! - Я ничего не делала… - Что за тупая привычка спорить, когда заранее понятно, что бесполезно. - Серьезно?! – Шум подвинул стул ближе ко мне, уселся на него, схватил мой подбородок и силой заставил посмотреть себе в лицо. – Расскажу тебе тогда занятную сказочку! Не долго я радовался твоему воссоединению с отцом. Тебе, малышка, видимо, стало скучно, и ты решила чуть погонять засидевшихся мужиков. – Не понимая ни слова, я снова посмотрела в сторону подоконника. Теперь оба мужчины рассматривали свои идеально начищенные туфли. Почувствовав, видимо, мой взгляд они переглянулись. Так… Что-то мне все это не нравится. Я снова повернулась к «деду». – Признаться, я даже сначала обрадовался, когда ко мне пришел твой отец и сказал, что Шальнов «уехал по неотложным делам», и его место хочешь занять ты. Думал, вот моя девочка по стопам деда пошла. Но когда в тот же вечер ко мне прибежал «уехавший» Алексей… Тут моя голова пошла кругом! – Я удивленно посмотрела на Леху. – Короче, вряд ли я сам смогу воспроизвести эту историю… - Леха… - Шальнов посмотрел на меня и виновато улыбнулся. – Хрен ли ты любишься?! Я что-то не черта не пойму… - Лен, ну… - Не мямли! - Лена! Угомонись! – Рявкнул папа. – Сядь и послушай! – Стало стыдно, я ощутила себя нашкодившей малявкой. Скрестив руки на груди, я отвернулась к окну. – Говори, Лёх… - Когда ты пропала, я сразу вспомнил наш разговор. В тот вечер, когда ты сама не своя умоляла меня приехать. Сразу понял, чьих рук дело твое похищение. Сообщил твоему отцу. Я думал, мы с ума сойдем. Самое страшное знать у кого ты, но и не иметь возможность ничего сделать… Мы перепробовали все возможные варианты. Но все было безуспешно. Потом эта странная просьба Ники, отвезти ее в Подмосковье на ночь глядя. – Я медленно повернула голову, столкнулась со взглядом Виктора и словно в транс впала, уже не могла опустить глаза. – Ты пойми… Тебе даже говорить тогда ничего не нужно было. Не было сомнений – план Вероники сработал на все сто. Потом эта авария… Я ехал к Степнову, представляя, как разорву его на куски. - Что же тебе помешало? – Прошептала, все так же, не сводя глаза с любимого лица. - Ты же знаешь… - Я сделала глубокий глоток воздуха. – Это я рассказал ему адрес больницы. Твой отъезд – был на руку всем. Мы думали, ты успокоишься. Разберешься в своих чувствах… Но все пошло не так. Ты запуталась, зажалась в себе. Испугалась… - И вы придумали ТО задание? - Но ты опять обошла наши планы. – Лёха закурил. – Хотя, по правде говоря, я ожидал чего-то подобного. Слишком хорошо знал тебя. Всю жизнь ты хотела казаться сильнее, чем есть. Сжимала кулаки и запрокидывала голову, считая, что слезы это стыдно. Словно в скорлупе. И я знал, что пока сама не поймешь, вряд ли будет толк… Нужен был толчок, который открыл бы тебе глаза на твои истинные чувства. - Зачем вообще вам все это было нужно? Почему просто было не оставить меня в покое? - В покое?! Да ты засыхала на глазах! Умирала без него… Да и он… - Папа закашлялся. - Бред! Да что вы можете знать?! Он мне никто! Мы чужие! Степнов! – Он резко сорвался с места, подлетел ко мне и сгреб в охапку. – Не трогай меня! Не нужно! Ты не нужен мне! Не нужен… Так же, как и я тебе! Скажи ты им! - Зачем я врала, сама не пойму. Это было что-то вроде бунта. Но все мое существо тянулось к нему. Наконец-то! Рядом… - Кхм… Лена, а врать ты не умеешь… - Я обернулась на улыбающегося Алана. - Так ты тоже… - Мы ждали, пока тебя «прорвет». – Зашептал Степнов, нежно гладя мои волосы. Я стала затихать в его руках. – Глупая, думаешь, я поверил тебе? Тогда на крыше… - Как ты смог предотвращать все мои… - О! А об этом расскажу я! – Снова ожил Шум. – Это, солнышко, ты должна будешь мне еще отработать. - Что?! - А то, что твои дружки раскрыли тебя. Шальнов сразу рассказал, что сейчас у тебя начнет рвать крышу… И попросили выделить группу слежения, которая будет предотвращать все твои «попытки суицида». Все это время за тобой по пятам ходили с десяток парней, высовывая тебя, извини, из задницы, в которую ты упорно пыталась залезть! - Погодите, так это… - Ну, а ты как думала? – Шальнов расплылся в улыбке. – Признаться, ты нас накалила… Поэтому мы и решили использовать крайний план. Эффект испуга. Чтобы, наконец, ты поняла, ради чего ты все это делаешь. Ну, собственно Алан отлично сыграл свою роль… - И в чем заключалась его роль? Ну, кроме того, чтобы притащить меня в тот мерзкий подвал и постоянно бесить своими улыбочками? - Ох, Лена-Лена… - Алан, наконец, отлепился от косяка и встал передо мной. – Ая должен был сделать все, чтобы ты поверила, что очень скоро потеряешь Виктора. И, наконец, перестала душить в себе чувства. Поняла, что без него… - Дышать не сможешь… - Тихо прошептал Виктор, коснувшись губами мочки моего уха. - Ну, а теперь я думаю, вам нужно поговорить… - Шум подмигнул Степнову. Он обнял меня за плечи и повел на выход.

Глава 17. Огонь

Мы медленно спускались по лестнице. Он шел за мной, сводя с ума запахом своего парфюма, но я лишь сжимала кулаки в карманах джинс, и до боли «прямила» спину. Когда мы подошли к выходу из здания, он опередил меня и галантно распахнул дверь. На мгновение наши взгляды встретились. Его вопросительный и мой отрешенно-спокойный. Потом он также распахнул передо мной дверь своей машины. Я все также молча, села в нее и уперлась взглядом в лобовое стекло. Со стороны казалось, что я словно в трансе. Степнов завел машину и закурил. - Лен… - Я слабо кивнула, давая понять, что я его слышу. – Ты хорошо себя чувствуешь? – Аха-ха! Паникует… Ну, оно и понятно. Думал, наверное, что я все разнесу, что мне на пути - Не настолько! – Затянулась и нагло выпустила дым в лицо бугаю. – Адьес, дядя! - Чего? – Взревел он. – Да ты, молокососка, знаешь с кем говоришь?! - С невоспитанным, пьяным быдлом… - Устало протянула я, вызывая новую бурю эмоций у кавалера. Его глаза стали наливаться кровью. Он что-то рявкнул и со злостью пнул мой стол, отчего тот отлетел в стенку вместе со всем заказом. К нам тут же подлетел менеджер и дружки амбала. - Мих, ну, хорош! Ты чего творишь? – Миша фыркнул и повернулся ко мне. - Молись, сука! Я сегодня укорочу твой язычок! – Я закивала, прикрывая ладонью зевание. Ну, вот собственно все, что нужно. Пересев к барной стойке, я заказала двойную порцию коньяка и оглядела зал. Если честно, то Степнову уже давно появится и съездить мне по лицу, чтобы я думала, что и кому говорю, потому что как бы целой и невредимой я от сюда не выйду. Хотя не так. Выйти-то я выйду… Но вот уйду не далеко… Через полчаса я поняла, что спасать меня никто не собирается. Хорошо… Хотя ничего хорошего. Чего делать-то? Положив деньги под пустой бокал, я зажала в руке кастет, закрыв его рукавом и, молясь сразу всем богам, двинулась на улицу. Знаете, даже не удивилась, когда заметила, что Миха поднялся и пошел за мной. И самое страшное было то, что архитектор данного клуба был явно маньяком. Главный вход, простите за тавтологию, выходил на темный закоулок. И чтобы оказаться на стоянке, ну, или вообще в людном месте, нужно было пересечь довольно-таки «хорошее» расстояние и пройти темную арку. К своему ужасу, я обернулась и увидела, что мой «провожатый» разбил камеру видеонаблюдение. Теперь мое убийство даже в милицейских сводках не останется. Я почувствовала, что меня начинает потряхивать. Нет, я, конечно, смогу пару раз вдарить пьяному дяде, но только не в случае, если у него пистолет… Я уже почти подошла к арке, сходя с ума от страха, когда сзади послышался противный голос. - Лучше остановись… - Миша прибавил скорость, и я отчетливо услышала, щелчок предохранителя. Доигралась… Я бегаю быстро, но не быстрее пули. Остановилась, задыхаясь от слишком громких ударов сердца, зажмурилась, и тут послышался выстрел и удар тела о землю. Несколько секунд мне понадобилось осознать, что пулю «схватила» не я. Тяжело дыша, обернулась и увидела тело амбала, завалившееся в кусты. Я подпрыгнула на месте и принялась оглядываться. Прекрасно знала, кто стрелял. Захотелось выть от того, что он снова скрылся. С досадой я размахнулась, ударила кастетом о стену и поспешила к стоянке. Ладно… Первый блин всегда комом. Считайте, уважаемый Аспирин, что это только разминка!

Глава 11. Вторая попытка

Всю ночь я просидела на кухне, пытаясь придумать план своих дальнейших действий. Но, как назло, все было либо слишком глупо, либо наоборот слишком рискованно, либо грозило тем, что скорее, чем объявится Степнов, мне оторвет олову собственный папаша. Утром я решила не идти в школу. Позвонила Игорьку, попросила отмазать меня. От души посмеялась про себя, когда Гуцул стал настойчиво выспрашивать, что я собираюсь делать. - Игорек, я, конечно, отличаюсь от среднестатистической школьницы, но и до героини боевика еще не дотянула. Поэтому мне не чуждо ничего человеческое. - В смысле? – Хохотнул Гуцулов. - Я не выспалась… И к тому же… Ну, чувствую себя плохо. Со мной такое бывает раз в месяц. – Парень хрюкнул и отключился. Я снова откинулась на подушки и стала тереть лицо ладонями. Блин, да что же придумать-то такого?! Так, нужно сосредоточиться. Драться с мужиками каждый вечер – не вариант. Устроить погром… Ну, максимум это закончится в «ментовке». Ох… Хоть вешайся! Стоп! А это вариант! Ну, в смысле вешаться я, конечно не собираюсь! Но, вот Витенька прекрасно знает, чем, например, заканчиваются мои «пьяные покатушки». Ну, что же… В любом случае он не сможет на этот раз оставаться вдали. Чтобы остановить меня ему придется меня обогнать, подрезать или хотя бы позвонить, в конце концов! Бинго! Мне одной кажется, что я гений? Счастливо улыбаясь, я, наконец, заснула. Проснувшись в восемь вечера, я ощутила себя такой выспавшейся, какой не чувствовала уже давно. Сладко потянулась и села на кровати. Так, ну что же? Пора собираться. Я была готова через полчаса. Волосы собрала в хвост, нанесла легкий макияж, натянула светло-голубые джинсы, белую толстовку, кеды и, улыбнувшись своему отражению, вышла за дверь. Усевшись в машину, долго раздумывала, куда бы поехать. Слишком пафосный и популярный клуб-ресторан обеспечит моим выходкам грандиозный скандал от родителя. В нищей «рыгаловке» можно схлопотать отравление. Значит нужно найти золотую середину. Блин! Что же я туплю! ЭЛЕМЕНТАРНО! Сердце затрепетало в груди, когда я подъехала к ТОМУ бару. С каждым шагом настроение портилось все сильнее. Ко всему прочему за стойкой оказался ТОТ ЖЕ бармен, что в вечер… Вечер нашего знакомства. Сразу заказала целую бутылку ТОГО ЖЕ рома. Села за ТОТ ЖЕ столик. Наполнила бокал и выпила залпом, пытаясь заглушить горячее чувство в животе. Напиться было легко, с каждым глотком я все отчетливее «видела» обрывки ТОЙ ночи. Его горячий шепот, обжигающий шею. Крепкие руки терзающие и ласкающие одновременно. И губы, сводящие с ума… Закрывала глаза, вливая в себя очередную порцию, и чувствовала его. Через полтора часа я заказала вторую бутылку, выпила бокал, ерзая на стуле от переизбытка эмоций, и поняла, что уже не то, что в кондиции, а даже ОЧЕНЬ в ней. Оставив на столике пару купюр, я потащилась на выход с полубезумной улыбкой на губах, нашептывая что-то типа: «Ну, иди сюда!» -ТВОЮ МАТЬ! – Единственное, что получилось рявкнуть, когда я увидела, что на пустой стоянке кроме такси нет больше ни одной машины. Угнал! Блин, сволочь! Захотелось выть от отчаяния. Я залупила руками по стене, отчаянно матерясь. - Степнов! – Прокатился по стоянке мой бешенный рев. – Я убью тебя! Попадись ты мне!!! – Тем временем из такси вышел мужик и жестом пригласил сесть. Блин! Делать больше нечего. Ну, что же, блин, такое-то? Ладно! Третий раз мне точно повезет!

Глава 12. Решение

Но ни в третий, ни в четвертый, ни даже в шестой раз мне не везло. Я стала подозревать, что Степнов, ну как минимум прототип Человека-паука. Обычному человеку просто невозможно было совершать ТАКИЕ действия. Я уже не говорю о том, что чувствовала себя героиней реалити-шоу, находясь под постоянным наблюдением. Так еще он всегда угадывал мои действия и незамедлительно реагировал. КАК?! Нервы были на пределе. Как один из способов, я избрала вынос мозга Гуцулу. Каждая наша встреча вместо «привет!», начиналась со слов: «Где он?». Сначала мой друг отшучивался, потом постепенно стал выходить из себя, пока однажды не сорвался. Это и стало для меня окончательным переломным моментом. В тот день мое настроение было ниже среднего. Я забрела в школу, уселась на лавку в рекреации, и принялась нервно тарабанить ладонями по коленям. - Привет, женщина-гроза! – Настроение Гуцулова было наоборот на высоте. Он прижал меня к себе, так, что я чуть не задохнулась, и звонко чмокнул в макушку. - Слушай, а чего такой веселый-то? – Скривилась я. – Небось, всю ночь с братиком ржали? Ну, да… Веселуха, конечно, что я по вашей милости всю ночь в обезьяннике провела! – Игорь изо всех сил пытался сдержать смех. А я еще больше стала беситься, вспоминая, как вчера при попытке «попасть» под машину была схвачена ментами, которым намекнули что у них на районе тусуется неадекватная дамочка. - Лен… При чем тут я? Да и вообще… - Ой, не начинай! В том, что Степнов к этому причастен, я ни на секунду не сомневаюсь. – Я нервно задергала ногой. – Вопрос в другом, долго он будет в «сумраке»? - Хорошо… Скажи, а зачем ты его ищешь? – Игорь внимательно посмотрел мне в глаза. – Лен, я серьезно! Как-то глупо из кожи вон лезть, чтобы найти человека, просто для того, чтобы сказать ему, чтобы он от тебя отстал… - Вот в этот момент меня и заколбасило. Сердце зашлось в бешенном плясе. И я слишком отчетлива поняла… В тот момент, когда я только увижу его, я не смогу ничего, кроме как прижаться крепко-крепко… Проклиная за то, что он оставил меня… Я люблю его… Слишком сильно… Люблю! - Ты не понимаешь! – Отвела глаза, спрятала дрожащие пальцы в карманы. Только чтобы Гуцул не увидел тех чувств, которые я испытывала сейчас. – Меня просто вымораживает чувствовать себя букашкой под микроскопом… Если в прошлый раз он не понял, то в этот раз, когда я его увижу, то попробую объяснить более доходчиво… - Игорек как-то странно покачал головой, словно он мой экзаменатор и я дала неправильный ответ. - Глупая ты, Ленка… - Парень выдохнул и поднялся с лавки. – Ладно, пошли. На урок опоздаем. После этого разговора я поняла, что с Игорьком бесполезно говорить. М-да… Тоже мне, мужская солидарность. Идеи и у меня, к тому же, кончились. Я совсем приуныла. Но помощь вдруг пришла с совсем неожиданной стороны. - Лен, да что с тобой творится в последнее время? – Новикова задумчиво накручивала прядь на палец. – Сама не своя… Тихая, задумчивая… Случилось чего? - Да так… - Я закусила губу. – Человека одного найти нужно, а не знаю как… Он, кстати, прекрасно знает, что я его ищу, и это еще больше все усложняет. - Задолжал чего, пади? - Задолжал… - Вздохнула я. - Ну, и в чем проблема? – Лерка улыбнулась, поймав мой заинтересованный взгляд. – Ну, живет же он где-то? Вот и заявись к нему без предупреждения. – Я пожала плечами. – Ну, не тушуйся! Ну, раз его дома не окажется, еще раз придешь… Да, в конце концов, посидишь там какое-то время… - Я тогда обняла Лерку и стало часто-часто ее чмокать. Вот так я и решила поехать в тот дом, где… Где, как не парадоксально, была так счастлива. Дело оставалось за малым – вспомнить дорогу… Так, разбилась я недалеко от Москвы, в принципе могу найти то место. А вот дальше? Я была в таком состоянии, что не разбирала дорогу… Ладно, главное найти площадку, там-то сориентируюсь. Ну, что же… Операция «Х» назначена на завтрашнее утро…

Глава 13. Встреча

Ну, что я могу сказать насчет своей идеи? «Легко сказать!» - вот что. Не выспавшаяся, злая на весь мир, я плюхнулась за руль и закурила. Куда мне ехать? Всю ночь я пыталась вспомнить какие-нибудь ориентиры, которые мелькали на дороге пока мы ехали на площадку. Но кроме глаз Степнова и своих дрожащих рук, я не могла припомнить ничего. Старательно «вырезав» из памяти сцену на самой площадке, я начала вспоминать тот путь. Который проделала, пока не разбилась. Помню, папа говорил, что я разбилась где-то в районе Митино и еще что-то про Пятницское шоссе. В памяти вдруг вспыхнул случайный указатель «Соколово». Я достала карту и погрузилась в ее изучение. Ита-ак… Что мы имеем? Двигаясь по Пятницскому шоссе, миновав Митино, я доеду до деревни Соколово. И, что дальше? А дальше дорога ведет к Истринской долине. Ну, что же? На этом и остановимся… Со всеми этими пробками, до места я добралась через два с небольшим часа. Не особо понимая, что мне делать дальше, я, не спеша, двигалась по дороге, осматривая окрестности. И тут меня словно током ударило. Впереди виднелся котеджный поселок – домики, словно грибы виднелись среди деревьев. Но мой взгляд привлекла бордовая крыша дома, стоявшего далеко от поселка, на отшибе. Нашла! Не думая больше не о чем, я оставила машину у обочины и со всех ног понеслась по знакомой уже тропинке. Снова к нему…Перед самим домом сердце мое словно остановилось, голова закружилась, и словно комок встал в горле, мешая дышать. На ватных ногах я доплелась до двери и нажала на звонок. Потом еще и еще раз. Тишина… Я прислонилась лбом к древесине и стала мерно стучать по ней кулаком. Когда я окончательно убедилась, что даже если в доме кто-то и есть, мне точно не откроют, закурила, сползла по двери на землю и закрыла глаза. В воображении сразу нарисовалась картина: оставленная хозяином собака, не поняла, что от нее отказались, и все равно приковыляла к дому, надеясь, что просто по ошибки ее забыли привязанную в холодном лесу. Даже не знаю, сколько времени я просидела на пороге его дома. Словно в трансе. Сигареты и бутылка минералки. Глаза без устали следили за дорогой, ведущей к трассе. Но все было бесполезно. Время словно замерло. Было ощущение, будто я осталась одна на всем белом свете. Даже гул трассы здесь был почти не слышан. Когда солнце стало садиться, меня стало клонить в сон. Из последних сил я пыталась держать глаза открытыми, но они упрямо закрывались. Подумав, что так будет легче ждать, я задремала. И буквально тут же почувствовала грубый толчок в плечо, и сталь метала на обоих висках. Вздрогнула и распахнула глаза. Передо мной стоял незнакомый мужчина восточной внешности, облаченный в шикарный белый костюм. Он улыбался, задумчиво почесывая аккуратную бородку. Я аккуратно повернула голову, по бокам от меня расположились два крепеньких паренька, которые прижимали дула своих пистолетов к моей голове. Захотелось самой нажать на курки. ДУРА! Вот и нашла то, что искала… Совсем свихнувшись на своих чувствах, я забыла все чему меня учили. Элементарная бдительность спала глубоким сном. Ну что же? Доигралась… - Здравствуй, красавица! – Продолжал ухмыляться «белый костюм». – Не замерзла? - Нет… - А не страшно одной в лесу-то? Вдруг маньяки? - Я не одна… - Огрызнулась, смотря прямо в глаза мужчине. – У меня тут знакомый живет… Только его дома не оказалось. Так что я, наверное, поеду домой… - Ого! Какое совпадение! И у нас тут живет знакомый. И нам очень нужно его найти. - Я не знаю где он… - Серьезно? Ну, тогда ты поедешь с нами, и мы будем вместе его ждать. – Я удивленно выгнул брови. – А чего ты удивляешься? Я думаю, Витенька не хочет делиться такой ценной добычей, как ты… - И что во мне такого ценного? – Съязвила, пытаясь скрыть истинные свои эмоции. Мои глаза панически заметались по сторонам. Степнов! Пора бы уже появиться! Мне, действительно, страшно! - Давай-ка ты, крошка, не будешь из себя дурочку корчить? – Мужик устало вздохнул и опустился на корточки передо мной. – Либо ты настолько наивна и думаешь, что можно остаться неизвестной, возглавив небезызвестную организацию в Москве, либо…Я думаю, тебе понятен ход моих мыслей. - Что Вам от меня нужно? – Я изо всех сил пыталась сохранить невозмутимость. – С чего Вы взяли, что Аспирину есть до меня какое-то дело. - Ну, вот мы и посмотрим… Прав я или нет. – Улыбнулся «костюм». – А если нет… Ну, ты же понимаешь, что на дочке Кулемина и названной внучке Шума я смогу неплохо навариться. Так что поднимайся, крошка! - Я никуда с вами не поеду! – Мужик усмехнулся, кивнул одному из парней и … тот спустил курок. Я заорала, потирая висок. На глазах выступили слезы, меня затрясло. - В следующий раз он будет заряжен… - Мужик подал мне руку и поднял с земли. – Мне терять нечего. Так что вперед, малышка! И молись, чтобы Витенька быстрее тебя нашел!

Глава 14. Подвал

В машине мне стало совсем «хорошо». Я прекрасно понимала одно, что у меня единственный вариант спасения. Только он какой-то призрачный… И имя ему - Степнов. В противном случае, срубив за меня денег, меня убьют. Это только в добрых книжках шантажисты возвращают все после получения выкупа. А в жизни… Они прекрасно понимают, что после моего возвращения их жизни начнут отсчет на секунды. Папа говорил, что пока я была у Степнова, Шум перевернул весь город, но Аспирин слишком осторожен… Не имея прямых улик… Помню тогда папа с неприкрытым восхищением сказал: «Он единственный!», потом заметил боль, блеснувшую в моих глазах, и перевел тему. Но это Степнов… А тут… Мое сердце сжалось от страха. Понимаете, в том мире, в котором верчусь я, если есть хоть малейшая толика опасности, нужно сделать все, чтобы замести улики. - Что Вы собираетесь делать? – Кое-как утихомирив эмоции, я повернулась к мужику. - Для начала мы сделаем так, что Аспирин узнал, какая птичка попала к нам в клетку. – Он повернулся ко мне и внимательно посмотрел в глаза. Мне показалось, что в них блеснуло какое-то усталое ожидание чего-то. – Может, облегчишь нам задачу? Скажешь, кто такой для тебя Виктор Степнов? - Случайный знакомый… - Выдохнула я, пряча глаза. «Костюм» раздраженно цокнул языком. - Хорошо… Ты приехала к тому дому, о котором не знают его «случайные знакомые». – Я сглотнула, чувствуя, как потеют ладони. – Следовательно, ты хорошо осведомлена о делах знаменитого Аспирина. Скорее всего, не мало времени потратила, наводя справки. Тогда задам вопрос по-другому… Зачем тебе Степнов? - Он… Я… Денег он мне должен. – Все присутствующие в машине расхохотались. Стало совсем жутко. – А зачем он вам? – Смех резко стих. Я поймала на себе холодный, пугающий взгляд. - У нас свои счеты с этим человеком. – Я поежилась. – И я надеюсь с твоей помощью отомстить… - К-как?.. - Ну, ты же не маленькая. – Мужчина щелкнул меня по носу. – И знаешь, КАК в бандитском мире возвращают должки… Я помогу многим, избавившись от знаменитого киллера-постановщика. – Меня бросило в жар, по спине потек пот. Что я натворила? Я подставила его… Из-за своих тупых капризов… - Ты испуганна? – Прищурился собеседник. – С чего бы это? Ладно тебе, не трясись… Обещаю, что если ты хорошо сыграешь свою роль – приманки, то после того, как я избавлюсь от этого «героя», я отпущу тебя, радоваться жизни. НО! Ты должна сделать все, чтобы он пришел за тобой… - Он не придет… - Голос дрожал. Я готова была броситься в колени к своему похитителю и умолять, чтобы он не трогал Степнова. - Тогда ему повезет… А потом они притащили меня в этот подвал. Привязали к стулу и, весело подмигнув, удалились. У меня даже не было сил сопротивляться. Судорожно я пыталась найти хоть какой-то выход. Но что я могу? Вот именно – НИЧЕГО! Кроме того, что проклинать себя.

Глава 15. Game over

Меня трясло от неизвестности, буквально рвало на куски от того, что ничего не происходит. Но в тоже время, только представив то, что может случиться, я молила время замереть навсегда. Вздрагивала от каждого шороха и снова путалась в уничтожающей тишине. Счет времени я потеряла очень скоро. Иногда мне казалось, что прошла уже целая вечность, но в следующее мгновение приходило ощущение, что не больше часа назад я дышала свободой. Решив, что мое спасение это сугубо мое дело, я стала прикидывать возможные варианты. Но все было впустую. Руки были сцеплены наручниками и пристегнуты к спинке стула, ноги привязаны. Но даже если бы я смогла освободиться от оков, это мало бы мне помогло – помещение, в котором я находилась, представляло собой подвал, лишенный окон. Единственный выход преграждала тяжелая, железная дверь. - Эй! Выпустите меня! – Глупо? Ну, да, согласна. Но сидеть и ждать «у моря погоды» еще невыносимей. – Эй! Я пить хочу! – Не много подумав, добавила. – И какать! – Помнится, Шальнов на ОБЖ рассказывал, что один из способов избавиться от маньяка – вызвать в нем омерзение. Ну… Описаться, стошнить… М-да, наверное, это чуть не тот вариант… Но, чем Бог не шутит? К моему удивлению, через пару минут дверь отварилась и на пороге возник мужик в белом костюме. Мне показалось, что он старательно сдерживает смех. Хотя… Что удивительного? Будь я в другой ситуации, сама бы над собой от души похохотала. Подойдя ко мне, мужчина поднес к губам банку с водой. Я стала делать жадные глотки, проливая половину на себя. Глаза мои при этом пристально наблюдали за похитителем. - Ну, что? Вторая просьба в силе? – Разулыбался он. Я презрительно поджала губы и отвернулась к стене. - Я хотела с Вами поговорить. - О! Ну, это уже что-то. Давай уж тогда познакомимся? Я - Алан. - У нас тут не дружеский «междусобойчик»! Так что мне все равно кто Вы и как Вас зовут. – Интересно, а он всегда улыбается? - Ну, не выпускай колючки! Тебе не идет. Я же тебе не враг… - Да? – Я начала задыхаться от возмущения. В темных, и надо сказать красивых, глазах мужчины заплясали черти. – Ах, я, видать, забыла, что мои друзья имеют привычку запирать меня в вонючих подвалах, привязывать к стульям и прочее. – Алан засмеялся, обнажив идеальные белые зубы. - Этого бы не пришлось делать, если бы ты на все спокойно реагировала. – Я закатила глаза. – Слушай, давай по честному? Так мы быстрее придем к согласию. - Вряд ли, конечно… Но давай попробуем. - Хорошо! Не буду ходить вокруг да около. Я уверен, что мы с тобой преследуем одну цель. Так почему ты не можешь этого признать? – Мой взгляд забегал по смуглому лицу.- Что это? Банальная осторожность? - С чего ты взял, что мы… Эм… Союзники? – Я старалась держаться как можно более уверенно, но внутри меня все дрожало. - О, это было просто. – Усмехнулся Алан. Я вопросительно выгнула брови. – Начну сначала. То место, где состоялась наша судьбоносная встреча, известно лишь избранному кругу людей. И в основном это друзья Аспирина. Что касается их, то это настолько ограниченный и постоянный круг людей, которых легко можно по пальцам пересчитать. Проще говоря, случайных знакомых в ТАКИЕ подробности своей жизни Степнов не посвящает. Значит мы исключаем вариант, что ты друг Витеньки. – Я сдержанно кивнула. – Есть еще один вариант. Ты ищешь Степнова также, как и мы. И зная, чем занимается Аспирин, не тяжело догадаться, что тобой движет явно не нежное чувство… - Почему ты не допускаешь мысли, что я хочу нанять его? - Ну, не надо строить из себя глупенькую дурочку. – Скривился мой собеседник. – Если бы дело было в задании, не нужны бы были ТАКИЕ сложности. И к тому же вспомни, что я сказал тебе про ЭТОТ дом… - Вот тут я запаниковала. Мысли в голове путались, я никак не могла решить, что мне делать дальше. Что будет правильно?! - Хорошо… - Выдохнула и посмотрела прямо в глаза мужчине. – Допустим, ты прав. Тогда твои действие абсолютно нелогичны… Зачем Аспирину приходить за мной? - Ой, об этом не волнуйся. – Алан дружески похлопал меня по плечу. – Ты лишь малюсенький запасной вариант… Ну, так… На всякий случай. Но, по правде сказать, я ОЧЕНЬ рассчитываю на другой свой козырь. - Какой? – В горле пересохло. - Я смотрю тебе уже не терпится… Ну, могу тебя обрадовать. Ты мне нравишься, поэтому я позволю тебе присутствовать при великой расправе над Аспирином. – В глазах потемнело. Я подалась вперед, тяжело дыша. - Ты так самоуверен… - Говорить удавалось с трудом. – Степнов аккуратен и вряд ли попадется на твой развод. – Алан внимательно посмотрел на меня. Довольно усмехнулся, увидев, как я дрожу. - Степнов так же зависим от своего дела, как многие! – Мужчина достал из кармана запечатанный пакетик с каким-то порошком. – Кураре. Сильнодействующий яд. Наноситься пылью на карточку и герметично запаковывается. При вскрытии мельчайший порошок на воздухе превращается в газ. Всё заполняет запах миндаля. Такой способ убийства считается довольно изощрённым. Витенька получит деньги от нашего подставного заказа, как и полагается, через курьера… Я думаю, тебе понятен ход моих мыслей. А мы будем наблюдать за его медленной смертью. – Алан задумчиво потер подбородок. – Либо я такой гениальный, либо… - Хватит! – Заорала я, дернувшись на стуле. Воображение тут же нарисовало мне картину, в которой Виктор корчился, задыхаясь, раздирая себе горло. – Прекрати! Не трогай его! - Ого! – Лицо мужчины засияло. – Вот это новости! Я думаю, теперь ты расскажешь мне более интересную историю… - Мразь! – Я с отвращением харкнула в лицо мужчине. Он громко выдохнул, поджал губы и вытер ладонью лицо. – Я убью тебя! Сука! Если он перестанет дышать хоть на миг! Ты понял?! – Истерика рвалась из меня, словно лава из извергающегося вулкана. По щекам потекли слез, обжигающие кожу. – Только попробуй, и я уничтожу тебя! Ублюдок! Отпусти меня! Не смей! Я убью! Убью тебя! – Понимаю всю безысходность, я лишь билась в дрожи, пытаясь вырвать себя из оков. - Успокойся… - На удивление нежно, и даже как-то испуганно, Алан попытался погладить мои плечи. Я снова рванулась вперед. - Пусти… - Зажмурилась, пытаясь унять боль, разрывающую сердце. – Я прошу тебя… - На какой-то миг поймала его взгляд. Слишком странный. Он словно пытался меня понять. Сил не осталось, и я зашептала: - Я люблю его… Пожалуйста, не надо! Если он умрет… - Тело снова сковало спазмом. – Убей меня! – Мужчина улыбнулся и поднялся. – Куда ты? Не уходи! Я умоляю тебя! Я все сделаю! Деньги? Тебе деньги нужны? Сколько?! Алан! Вернись! - Я все сказал… - Мужчина открыл дверь и кивнул охране. Они отцепили меня и стали вталкивать на выход. Я сопротивлялась, как могла, держа взглядом своего «палача». – Игра закончена!

Глава 16 …

Меня трясло словно в ознобе. Пару раз я заметила взволнованные взгляды своих похитителей. Нервы сдали окончательно. Я тяжело дышала и постоянно терла ладонями лицо и виски. - Ну, тише ты… - Алан попытался меня приобнять, но я дернулась и вжалась в дверцу машины. - Не прикасайся! - Вместо голоса из горла вырвался рык. Глаза мужчины поползли на лоб. – Не трогай его… - Знаешь, я даже завидую ему. Так любить… - Договорить Алан не успел. Машина затормозила у большого здания. Мой взгляд заметался. - Пожалуйста… - Голос вообще пропал, я зашептала, прижимая ладони к груди. Мужчина тяжело вздохнул, покачал головой и, не смотря больше на меня, вышел из машины. Охранники помогли выбраться мне и, придерживая под локти, показали куда идти. Каждый шаг сжимал сердце. Перед глазами все плыло от дикого страха. Руки тряслись мелкой дрожью, спина взмокла. Я уже не понимала того, что творится вокруг. - Алан, да она сейчас в обморок грохнется! – Один из охранников, приобнял меня за плечи. – Эй, ты в порядке? – Я сглотнула и кивнула. - Твою мать! Чтобы я еще раз на такое подписался. Гребанный… - Про кого говорит мужчина я не расслышала, так как конец фразы заглушил хлопок двери. – Заводите ее! – Охранник осторожно подтолкнул меня в спину, я опустила голову и пошла к входу в помещение. Очнулась только тогда, когда меня посадили на стул. - Привет, Кулемочка! – От этого голоса я поперхнулась воздухом, подняла глаза и обомлела. - Что за… - Я окаменела. Передо мной находились те, кого я не ожидала увидеть вообще никак. Посредине кабинета стоял Шум, рядом с ним мой отец, чуть позади на подоконнике расположились Шальнов и… Степнов. Они спасли меня? Ну, точно! Раскрыли Алана и спасли меня. На глазах навернулись слезы, и я кинулась вперед, сгребая в объятия папулю и «дедулю». – А! Я знала, что вы меня не оставите! Я вас так люблю! Спасибо! Спасибо! Я думала я умру от страха! – Зря мне не пришла мысль, что для «пойманного», Алан как-то слишком беспрепятственно и спокойно сейчас наблюдает за моим «воссоединением с семьей», облокотившись на косяк входной двери. - Села на место, коза! – Рявкнул Шумов и меня словно гвоздями прибило к стулу. – Ну, что?! Наигралась, наконец, малышка? Господи, вот всегда говорил, что женщина, что на корабле, что в любом месте, кроме кухни и кровати, это катастрофа! – Я ошарашено смотрела за взбешенным мужчиной и отцом, грозно поджавшим губы. - Ч-что случилось? – И тут я неожиданно наткнулся на ухмыляющегося Шальнова и прожигающий взгляд синих глаз Степнова. - Ты еще и спрашиваешь?! – Снова оглушил меня крик Шума. Он стал надвигаться на меня, угрожающе раздувая ноздри. Я сглотнула и вжалась в стул. – Развела тут царство принцесочки! - Я ничего не делала… - Что за тупая привычка спорить, когда заранее понятно, что бесполезно. - Серьезно?! – Шум подвинул стул ближе ко мне, уселся на него, схватил мой подбородок и силой заставил посмотреть себе в лицо. – Расскажу тебе тогда занятную сказочку! Не долго я радовался твоему воссоединению с отцом. Тебе, малышка, видимо, стало скучно, и ты решила чуть погонять засидевшихся мужиков. – Не понимая ни слова, я снова посмотрела в сторону подоконника. Теперь оба мужчины рассматривали свои идеально начищенные туфли. Почувствовав, видимо, мой взгляд они переглянулись. Так… Что-то мне все это не нравится. Я снова повернулась к «деду». – Признаться, я даже сначала обрадовался, когда ко мне пришел твой отец и сказал, что Шальнов «уехал по неотложным делам», и его место хочешь занять ты. Думал, вот моя девочка по стопам деда пошла. Но когда в тот же вечер ко мне прибежал «уехавший» Алексей… Тут моя голова пошла кругом! – Я удивленно посмотрела на Леху. – Короче, вряд ли я сам смогу воспроизвести эту историю… - Леха… - Шальнов посмотрел на меня и виновато улыбнулся. – Хрен ли ты любишься?! Я что-то не черта не пойму… - Лен, ну… - Не мямли! - Лена! Угомонись! – Рявкнул папа. – Сядь и послушай! – Стало стыдно, я ощутила себя нашкодившей малявкой. Скрестив руки на груди, я отвернулась к окну. – Говори, Лёх… - Когда ты пропала, я сразу вспомнил наш разговор. В тот вечер, когда ты сама не своя умоляла меня приехать. Сразу понял, чьих рук дело твое похищение. Сообщил твоему отцу. Я думал, мы с ума сойдем. Самое страшное знать у кого ты, но и не иметь возможность ничего сделать… Мы перепробовали все возможные варианты. Но все было безуспешно. Потом эта странная просьба Ники, отвезти ее в Подмосковье на ночь глядя. – Я медленно повернула голову, столкнулась со взглядом Виктора и словно в транс впала, уже не могла опустить глаза. – Ты пойми… Тебе даже говорить тогда ничего не нужно было. Не было сомнений – план Вероники сработал на все сто. Потом эта авария… Я ехал к Степнову, представляя, как разорву его на куски. - Что же тебе помешало? – Прошептала, все так же, не сводя глаза с любимого лица. - Ты же знаешь… - Я сделала глубокий глоток воздуха. – Это я рассказал ему адрес больницы. Твой отъезд – был на руку всем. Мы думали, ты успокоишься. Разберешься в своих чувствах… Но все пошло не так. Ты запуталась, зажалась в себе. Испугалась… - И вы придумали ТО задание? - Но ты опять обошла наши планы. – Лёха закурил. – Хотя, по правде говоря, я ожидал чего-то подобного. Слишком хорошо знал тебя. Всю жизнь ты хотела казаться сильнее, чем есть. Сжимала кулаки и запрокидывала голову, считая, что слезы это стыдно. Словно в скорлупе. И я знал, что пока сама не поймешь, вряд ли будет толк… Нужен был толчок, который открыл бы тебе глаза на твои истинные чувства. - Зачем вообще вам все это было нужно? Почему просто было не оставить меня в покое? - В покое?! Да ты засыхала на глазах! Умирала без него… Да и он… - Папа закашлялся. - Бред! Да что вы можете знать?! Он мне никто! Мы чужие! Степнов! – Он резко сорвался с места, подлетел ко мне и сгреб в охапку. – Не трогай меня! Не нужно! Ты не нужен мне! Не нужен… Так же, как и я тебе! Скажи ты им! - Зачем я врала, сама не пойму. Это было что-то вроде бунта. Но все мое существо тянулось к нему. Наконец-то! Рядом… - Кхм… Лена, а врать ты не умеешь… - Я обернулась на улыбающегося Алана. - Так ты тоже… - Мы ждали, пока тебя «прорвет». – Зашептал Степнов, нежно гладя мои волосы. Я стала затихать в его руках. – Глупая, думаешь, я поверил тебе? Тогда на крыше… - Как ты смог предотвращать все мои… - О! А об этом расскажу я! – Снова ожил Шум. – Это, солнышко, ты должна будешь мне еще отработать. - Что?! - А то, что твои дружки раскрыли тебя. Шальнов сразу рассказал, что сейчас у тебя начнет рвать крышу… И попросили выделить группу слежения, которая будет предотвращать все твои «попытки суицида». Все это время за тобой по пятам ходили с десяток парней, высовывая тебя, извини, из задницы, в которую ты упорно пыталась залезть! - Погодите, так это… - Ну, а ты как думала? – Шальнов расплылся в улыбке. – Признаться, ты нас накалила… Поэтому мы и решили использовать крайний план. Эффект испуга. Чтобы, наконец, ты поняла, ради чего ты все это делаешь. Ну, собственно Алан отлично сыграл свою роль… - И в чем заключалась его роль? Ну, кроме того, чтобы притащить меня в тот мерзкий подвал и постоянно бесить своими улыбочками? - Ох, Лена-Лена… - Алан, наконец, отлепился от косяка и встал передо мной. – Ая должен был сделать все, чтобы ты поверила, что очень скоро потеряешь Виктора. И, наконец, перестала душить в себе чувства. Поняла, что без него… - Дышать не сможешь… - Тихо прошептал Виктор, коснувшись губами мочки моего уха. - Ну, а теперь я думаю, вам нужно поговорить… - Шум подмигнул Степнову. Он обнял меня за плечи и повел на выход.

Глава 17. Огонь

Мы медленно спускались по лестнице. Он шел за мной, сводя с ума запахом своего парфюма, но я лишь сжимала кулаки в карманах джинс, и до боли «прямила» спину. Когда мы подошли к выходу из здания, он опередил меня и галантно распахнул дверь. На мгновение наши взгляды встретились. Его вопросительный и мой отрешенно-спокойный. Потом он также распахнул передо мной дверь своей машины. Я все также молча, села в нее и уперлась взглядом в лобовое стекло. Со стороны казалось, что я словно в трансе. Степнов завел машину и закурил. - Лен… - Я слабо кивнула, давая понять, что я его слышу. – Ты хорошо себя чувствуешь? – Аха-ха! Паникует… Ну, оно и понятно. Думал, наверное, что я все разнесу, что мне на пути попадется, узнав правду. Ну, так оно и будет! Потерпите, мужчина. Я не сдержала слабой улыбки. - Со мной все хорошо… Остальная дорога прошла в молчании. Я не сводила взгляда с дороги, не спрашивала куда мы едем, зачем… Виктор только нервно курил, сжимая руль так, что на руке белели костяшки. Минут через сорок мы остановились у одной из многоэтажек. Степнов помог мне выйти из машины и повел к подъезду, все также насторожено наблюдая за моим поведением. Я старательно отводила глаза и вообще старалась спрятать хитрую ухмылку за прядями волос. В лифте стало тяжело… Обоим. Я почувствовала, как колит кончики пальцев в желании прикоснуться к нему. Его дыхание стало громче и прерывистей, синие глаза темнели с каждой секундой. Захотелось накинуться на него, словно голодная львица… Но нет! Мы зашли в шикарную, просторную квартиру. Не снимая кед, я двинулась вперед по коридору и зашла на кухню, обозревая просторы. В тот момент, когда на глаза попалась (Господи, прости за банальность) скалка, я почувствовала на ягодицах жаркие ладони. - Лен… - Ну, давай теперь поговорим! – Рявкнула я, отталкивая мужчину от себя. Степнов от неожиданности отшатнулся и врезался в шкаф для посуды. Я размахнулась и со всей дури ударила скалкой. Виктор успел отскочить лишь в последний момент. - Ты что творишь? Успокойся! – Заорал он, закрывая голову от осколков после моего ударчика. Мне стало дико жалко дорогущую посуду, поэтому я отбросила свое «оружие» в сторону и выхватив из кармана зажигалку, зажала ее в кулаке. - Сейчас ты увидишь, что я творю! Если будет чем! – Я кинулась на мужчину и со всей злости «впечатала» кулак ему в скулу. Степнов взвыл и, перехватив мои руки, толкнул к стене. Я ударилась спиной, отчего озверела еще больше. – Я убью тебя! – Он ухмыльнулся и вжал меня в стену своим телом. Я стала брыкаться, руки методично осыпали его голову и плечи ударами, ноги тоже жили своей жизнью. – Я ненавижу тебя! Ты даже представить себе не можешь как! Я думала я умру… Я же думала… – Он схватил мои запястья и сцепил над головой, прижав к стене. Прислонился своим лбом к нему и выдохнул прямо в губы. - Я люблю тебя… - На мгновение я замерла, потом схватила глоток воздуха и почувствовала, как ослабла его хватка. - Врешь! Ты всегда врешь! Ненавижу тебя! – Ладони снова и снова хлестали его по щекам, заставляя его голову метаться из стороны в сторону. Он не сводил с меня взгляда. Больше сил держаться не было, и после очередной пощечины я прижалась к его губам и застонала. – Витька… Он улыбнулся сквозь поцелуй и, прошептав «девочка моя», сильнее прижал меня к стене, поднимая на полом. Я вцепилась пальцами в его рубашку и одним резким движением разорвала ее. Степнов зарычал и метнулся в комнату, не отпуская меня. Кинул на кровать и тут же накрыл сверху своим телом. Словно в тумане я чувствовала, как он срывает с меня одежду. Мои ногти царапали коду его спины, губы терзали его губы до крови. - Больше не могу… - Застонала, почувствовав, как его пальцы толчком проникают в меня. Прогнулась в спину и закричала. На глазах выступили слезы из-за эмоций. - Господи, как же я скучал! – Прорычал он, грубо раздвигая мои ноги. Я с готовностью обвила ими его спину, пытаясь прижать его ближе к себе. Он рывком вошел в меня и комнату сотрясли два звериных крика. Мы не сбавляли темп не на секунду. Не могли насытиться друг другом. Я извивалась под ним, кусала его плечи, раздирала спину, зверя от вида тонких струек крови. Он грубо гладил мое тело, оставляя синяки от прикосновения пальцев, и все сильнее входил в меня. Когда дикое наслаждение достигло пика, я сильно прижала к себе вспотевшее тело своего мужчины и затихла, прислушиваясь к ощущению безумной радости. Он сжал в руках мои волосы и сделал последний толчок. Потом упал на меня и прижался губами к моему взмокшему виску. Я не смогу сказать сколько времени мы пролежали молча, просто смотря друг другу в глаза. Теперь я наверняка знала, что он любит меня. Этот немой поединок глаз рассказал мне все… Всё, что было и еще будет между нами. Когда мои глаза стали закрываться, он легко поцеловал меня и прошептал: - Ты не ответила мне… - На что? – Легко улыбнулась, прекрасно понимая про что он говорит. Степнов выгнул бровь. - То есть ты ничего не хочешь мне сказать? - Нет… Разве что-то произошло? Изменилось? –Я «задумчиво» закатила глаза. – Да нет… Вроде ничего. - Хм? Ну, хорошо… - Он встал, натянул боксеры, размял все мышцы и, не спеша, подошел к открытому окну. Прикурил и уселся на подоконник. – Толкни! – Я рассмеялась, вскочила со скомканных простыней и, подбежав к нему, обняла, прижалась всем телом и, прижавшись к губам, шепнула: - Люблю…

Конец.



Last Modified 13/04/2011 Центровая Вам слово Потрещим Комментарии Copyright © 2011 Katerina Ivanova